Рекламный баннер.

Общество

09:00, 30 октября 2015

Соломону и не снилось

Соломону и не снилось
 Нелли ЧУКАНОВА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

Есть такая библейская притча о царе Соломоне, к которому за разрешением спора обратились две женщины, делившие младенца. Мудрец повелел принести меч, разрубить дитя надвое и отдать по половине каждой. Одна из спорщиц взмолилась, чтобы этого не делали… Пусть уж лучше ребенка получит соперница. А вторая предпочла, чтобы младенца убили, лишь бы не достался другой. «Отдайте ребенка первой женщине, она и есть настоящая мать», – повелел царь.
И был, безусловно, прав, ведь только истинная мать способна поступиться своими интересами ради жизни и счастья ребенка.
Бегут годы, проносятся столетия, а проблемы у людей все те же. И вот сегодня в нашей области кипят страсти – две семьи, кровная и приемная, делят ребенка…

Оторвали от груди
Двадцативосьмилетняя Наталья Чернова в марте 2011-го родила дочку Настеньку. Из роддома их перевели в больницу Узловой. Гражданский муж Сергей в это время был на заработках, а потому навещать жену с младенцем не мог.
– Узнав, что я росла в интернате и сейчас ко мне никто не приходит, из больницы позвонили в опеку, – рассказывает Наталья. – Меня стали убеждать, что я не смогу воспитать ребенка, потому что сама детдомовская, мне нечего будет ему дать и некуда с ним пойти. Хотя это было не так. Мы жили в комнате коммунальной квартиры, муж работал, и мы очень хотели сами растить дочку. Я больше месяца кормила ее грудью, разве стала бы это делать, если бы собиралась бросить ребенка?
Так или иначе, Наталья поддалась давлению и подписала договор о временном помещении малышки на воспитание в Новомосковский дом ребенка – сроком на год, до исправления сложной жизненной ситуации.
…Безоблачной жизнь Натальи и Сергея назвать трудно. Оба родились в неблагополучных семьях и выросли в казенных стенах. Она – в Донской общеобразовательной школе-интернате, он – в Северо-Агеевской специализированной (коррекционной) школе-интернате. Выпускники таких учреждений, как правило, сложно адаптируются к жизни, им трудно создавать семьи, и, не имея положительного примера человеческих взаимоотношений, они редко становятся хорошими родителями.
Решив жить вместе, Наталья и Сергей поселились в поселке Октябрьском Киреевского района – в комнате коммуналки, принадлежавшей его матери. А прописана Наталья была в «однушке» своей мамы в Узловой. После того как родительницу по причине беспробудного пьянства лишили прав, Наталья не была там ни разу.
…Чернова зарегистрировала Настеньку как свою дочь, о чем есть записи в ее паспорте и в свидетельстве о рождении ребенка. Она говорит, что неоднократно приезжала в Новомосковск, чтобы проведать девочку, но ее в доме ребенка и на порог не пускали. Малышку несколько раз показывали матери в окно, а потом и вовсе перестали. А спустя год сообщили, что передали девочку на воспитание в другую семью, кому и куда – не сказали, сославшись на… тайну усыновления.
– Я не могла понять, как же так? Я не отказывалась от дочки, приходила навещать, но меня не пускали, хотела забрать из дома ребенка – не отдавали. Родительских прав меня не лишали, как же Настю могли удочерить? Но в опеке меня стали уговаривать, чтобы не баламутила воду. Убеждали, что я не потяну воспитание ребенка, а там хорошая семья, о малышке заботятся как о родной...

В списках не значится
Прошло три года. В феврале 2015-го у Натальи и Сергея родилась еще одна дочка, Юля. Решив оформить пособия, полагающиеся по такому случаю, Чернова обратилась в соцзащиту и Пенсионный фонд, где узнала, что вот уже больше года она числится… безвестно отсутствующей! Как выяснилось, все то время, пока Наталья спокойно жила в Октябрьском Киреевского района, ее активно разыскивали по месту прописки в Узловой. А в суд с заявлением о признании Натальи безвестно отсутствующей обратилась приемная мать Настеньки Светлана.
Чувства и эмоции всколыхнулись с новой силой. К тому же в этот период Наталья оказалась действительно в очень тяжелой ситуации – мужа за какие-то прегрешения отправили за решетку, жить было совершенно не на что, ведь пособия и выплаты оформить не получилось. Поняв, что в одиночку справедливости ей не добиться, Чернова разместила в Интернете призыв, в котором просила правозащитников и журналистов помочь ей восстановить свои материнские и человеческие права и вернуть ребенка.
Хорошо, что среди соседей молодой женщины оказалось немало добрых и отзывчивых людей. Полгода они безвозмездно приносили Наталье продукты, передавали вещи для малышки. Но несчастная и дверь-то открывала не каждому – очень уж боялась, что у нее отберут и вторую дочку.
Вот и уполномоченного по правам ребенка Наталию Зыкову Чернова поначалу встретила настороженно и не сразу поверила, что к ней пришли с добрыми намерениями и открытым сердцем.
По просьбе детского омбудсмена Кризисный центр помощи женщинам в течение нескольких месяцев обеспечивал попавшую в беду семью детским питанием, одеждой, памперсами и всем тем, что необходимо младенцу и его маме для нормальной жизни. Вместе с детским правозащитником Наталья выработала алгоритм дальнейших действий, обратилась в суд с заявлением об отмене решения о признании ее безвестно отсутствующей, и эта просьба была удовлетворена, так что ничто теперь не помешает Черновой оформить все полагающиеся выплаты.

Отличная хозяйка и прекрасная мать
Вместе с Наталией Зыковой мы приехали к Наталье и Сергею без предупреждения. Все семейство было в сборе. Квартира и комната, в которой живут эти люди, конечно, выглядят не лучшим образом: коммуналка – она и есть коммуналка. Правда, сейчас соседи по разным причинам отсутствуют.
В помещениях безукоризненно чисто, все отмыто-отдраено, старенькие обшарпанные комоды и тумбочки в комнате Натальи и Сергея прикрыты белоснежными кружевными салфетками – для уюта! Детский уголок – кроватка, манеж с кучей игрушек, пеленальный столик – в безупречном состоянии. На столе у окна – допотопный советский утюг и стопки тщательно выглаженной детской одежды. Малышка ухоженная, аккуратно одетая. Ребенок на удивление спокойный, контактный, сразу видно, что любимый и обихоженный. Так что мать из Черновой, кто бы что ни говорил, вышла прекрасная.
– Я очень благодарна и Наталии Алексеевне, и Кризисному центру помощи женщинам, они поддержали нас в самый трудный период. Причем помогли не только вещами и продуктами. Семь лет в квартире не было воды, никто ничего поделать не мог, а они добились, чтобы водопровод восстановили! – рассказывает женщина. – Жизнь потихоньку налаживается. Сергей пока работает сдельно, но вот за три дня уже четыре тысячи принес! Я по профессии швея, со временем надеюсь устроиться, швеи-то везде нужны.

Не делить, а объединяться
– Что дальше? Будете требовать, чтобы вам вернули Настю? – спросили мы у Черновой. – Конечно, с юридической точки зрения вы имеете на это полное право. Но ведь уже три года ваша дочка живет в семье, где ее очень любят, и малышка называет мамой и папой других людей. И разрыв с ними может стать страшной травмой для девочки на всю жизнь.
– Я все понимаю. Интересы дочки для меня – это главное, – ответила Наталья. – И я не против того, чтобы Настенька росла в приемной семье, мне бы только видеть ее, общаться. Иметь возможность поздравить с праздником, подарочек подарить. В мыслях я все время прокручиваю нашу будущую встречу, думаю о том, что скажу ей, как объясню, что все эти годы меня не было рядом, и как так вышло, что у нее теперь две мамы – я и Светлана. Я узнала, какой садик посещает моя девочка, и приходила на нее посмотреть. Видела через забор на прогулке группу четырехлетних малышей, но кто из них моя дочка, так и не выяснила… Просила передать мне ее фотографию, и вот что получила – снимок, распечатанный на черно-белом принтере. На нем даже лица не видно, все нечетко, размыто.

Готовы договариваться
Нам удалось поговорить и с приемной мамой Настеньки – Светланой.
– У нас с мужем двое кровных детей, мы молоды и вполне могли бы еще родить себе ребятишек. Но так уж вышло, что именно наши сын и дочь, движимые желанием помочь ребенку-сироте, попросили взять малыша из детского дома, – рассказала Светлана. – Мы собрали все необходимые документы, прошли медосмотры и соответствующее обучение, а потом четыре месяца ждали малыша. Нам предложили годовалую Настеньку, сказав, что мама на время оставила ее в доме ребенка, но ни разу не навестила и находится в розыске. Мы взяли девочку в приемную семью, поскольку удочерить ее не было возможности – мама отказ от ребенка не написала и не лишена родительских прав. А о том, что Наталья может появиться в нашей жизни и потребовать вернуть ей малышку, как-то не задумывались… Мы благодарны этой молодой женщине за то, что родила такую замечательную девочку. Мы очень привязались к Настеньке, любим ее и не видим разницы между ней и кровными детьми, они для нас одинаковы. Мы готовы действовать в интересах малышки – договариваться с Натальей Черновой о дальнейшем воспитании девочки, консультироваться с юристами. На днях по инициативе детского правозащитника Наталии Зыковой состоится наша первая встреча с мамой Насти, надеюсь, нам удастся спокойно все обсудить и принять правильное решение.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему