Рекламный баннер.

Общество

09:00, 10 июня 2016

Свет в окошке по имени Оксана

Свет в окошке  по имени Оксана
Многим старикам и инвалидам в повседневности не обойтись без посторонней помощи. Казалось бы, еще вчера не составляло никакого труда дойти за хлебом насущным до магазина, заглянув по пути на почту, в аптеку или пункт приема платежей, а вот уже подводят ноги и зрение, и подобная прогулка становится не под силу. Что делать в такой ситуации, особенно если человек совершенно одинок или выросшие дети живут далеко?

 Нелли ЧУКАНОВА
 Геннадий ПОЛЯКОВ

Накормят и защитят
Ответ один: обращаться за помощью в управление социальной защиты населения по месту жительства и писать заявление с просьбой о закреплении за пенсионером социального работника. Благо сейчас их хватает на всех желающих – в регионе насчитывается порядка 1800 представителей этой одной из самых гуманных профессий, которые обслуживают на дому более 18 000 человек.
Оксана Зайцева в этой сфере уже четырнадцать лет. В прошлом году она заняла второе место в конкурсе «Лучший по профессии». Раньше Зайцева и риелторским бизнесом занималась, и в зале игровых автоматов жизнь заставила потрудиться. Но, по ее признанию, все это было женщине не по душе – слишком много с такой работой связано негативных эмоций. Ей намного приятнее помогать людям, дарить им радость и участие.
У Оксаны девять подопечных, каждого из них она навещает дважды в неделю – приносит продукты и лекарства, оплачивает квитанции за квартиру и ЖКУ, если надо – к доктору отвезет, выведет на прогулку, вынесет мусор или поможет сделать в доме уборку, вымоет окна. Существует специальный перечень услуг с указанием их стоимости, и каждый пенсионер волен выбрать те из них, что нужны именно ему. Например, доставка продуктов и предметов первой необходимости обойдется в 40 рублей за один визит и, стало быть, в 320 рублей в месяц.
– А еще мы информируем подопечных об изменениях в законодательстве, рассказываем, кто и на какие льготы и выплаты имеет право, – повествует Оксана. – Один из моих старичков, бывший офицер, не знал, что по льготам приравнен к ветеранам труда. Я обратилась за помощью к специалистам управления соцзащиты, собрала необходимые документы, и за три года человеку выплатили 36 тысяч рублей, теперь он ежемесячно получает положенное. Также мы следим, чтобы обслуживаемых не обманывали всякого рода мошенники. То БАДы им какие-то пытаются продавать за астрономические суммы, то старые деньги возьмутся менять на новые, то раскидают по ящикам бумажки с требованием срочно заменить счетчики. А наши пенсионеры – люди старой закалки. Им сказали «надо», отвечают – «есть». И выкладывают за замену приборов учета по три–четыре тысячи рублей, хотя и прежние вполне исправны. Своим соцработникам люди доверяют, в случае необходимости перезванивают и спрашивают совета, как поступить.

Сроднились душой
Не все подопечные Оксаны Зайцевой – люди одинокие. Одна из старушек живет в квартире со взрослым внуком, но тот много работает, домой возвращается поздно, а потому пенсионерке для закупки продуктов и необходимых вещей проще воспользоваться услугами соцработника. К тому же женщине намного проще объяснить, какое, например, нужно приобрести белье, халатик или домашние тапочки…
Подопечные Зайцевой живут в разных местах – на улице Сойфера, Фрунзе, Вересаева, Коминтерна. При этом в доме, куда мы спешим отнести продукты 84-летнему Борису Ивановичу Шишову, проживают еще несколько человек, которых обслуживают другие соцработники. Казалось бы, чего проще – взять и поменяться? Ан нет! Привыкли люди друг к другу, сроднились душой и ради собственного удобства и комфорта совсем не готовы рвать связующие их нити. И, признается Оксана, очень горько бывает, когда старики уходят в мир иной.
При этом не утаивает, что общение с пожилыми – дело нелегкое. Замученные немощью и болезнями, некоторые озлобляются и могут грубить тем, кто их обслуживает, высказывать несправедливые претензии. Впрочем, если соцработник не пришелся по душе, всегда можно потребовать замены.
В свою очередь не все пришедшие в эту профессию остаются в ней надолго, кому-то хватает двух-трех месяцев, чтобы понять, что это дело – не для них. А другие работают годами и даже десятилетиями.
Впрочем, и у них накапливается усталость и раздражение, тогда на помощь приходят психологи, работающие в центрах социального обслуживания населения.
– Для тружеников нашей сферы главное – не просто поддерживать жизнь подопечных, но сделать ее полноценной и радостной, заполнить интересным досугом, – продолжает Оксана. – В центрах дневного и круглосуточного пребывания работает масса кружков по интересам, проводятся психологические тренинги, помогающие людям выбраться из состояния депрессии и отчаяния. Я же, когда прихожу к своим подопечным домой, поднимаю им настроение своим бодрым состоянием духа, доброй шуткой и улыбкой. Стараюсь никогда не нести негатив. А если дедушки и бабушки принимаются, например, ругать современную действительность и нынешнюю молодежь, спрашиваю у них: раз при советской власти так хорошо было, что же вы по одному ребенку все рожали? Растили бы по пять, сейчас бы и налоги в бюджет шли, и пенсии у всех больше были! А молодых не ругайте – теперь хоть и непростые времена, а во многих семьях по трое-четверо деток подрастают!

А угодить ему не трудно…
Вся наша беседа с Оксаной Зайцевой происходит на ходу. Вместе мы заходим в супермаркет, где социальный работник тщательно выбирает бананы (не переспелые, такие Борис Иванович терпеть не может!), кефир, молоко и репчатый лук.
– Хорошо, что есть маленькие головки! – радуется женщина. – Борис Иванович живет один, и куда ему большую луковицу девать? Я всегда стараюсь ему угодить – мне не трудно, а ему приятно!
За половинкой «черного круглого» и городской булочкой спешим в палатку неподалеку от девятиэтажки, где живет пенсионер.
– Недавно Бориса Ивановича навещала дочь Лариса, она примерно раз в месяц приезжает к нему в гости из Москвы. Забивает морозилки мясом и фаршем, рыбой, другими необходимыми продуктами, а я потом докупаю то, что понадобится. «Молочку», хлеб, овощи-фрукты. А готовит он сам – и котлет нажарит, и суп с фрикадельками запросто сварит.
Поднимаемся в лифте на восьмой этаж, потом на девятый по ступенькам. Вот из-за них-то, этих ступеней, вынужденно прекратились прогулки ветерана и его верной помощницы на свежем воздухе – ноги у старика стали слабы, боится упасть при спуске.
Уже шесть лет Оксана обслуживает на дому пенсионера Шишова. И он встречает ее, без преувеличения, как дочь родную.
Выложив на стол продукты, женщина замечает, что Борис Иванович чувствует себя не очень хорошо, и предлагает измерить давление. Тонометр показывает тревожные 170/78, и Оксана интересуется, все ли лекарства принял сегодня пенсионер.
– Все нормально! Это я перед вашим приходом полы вымыл и чашку кофе выпил, – машет он рукой. – Сейчас посижу немного, само все нормализуется.
– Не нормализуется, – настаивает Оксана. – Надо таблеточки, которые врач прописал, принять.
– Потом, – упорствует ветеран. – А если что – не беда, я свою жизнь прожил. Теперь главное – достойно уйти, никому не став обу­зой. Умирать мне теперь не страшно. Вот когда на Сахалине теряли ребят 25-летних, погибавших во время испытательных полетов, вот тогда действительно тяжело было. Шесть экипажей мы схоронили…
В прошлом Борис Иванович – военный летчик, служил на Дальнем Востоке, где проходили испытания реактивных самолетов ИЛ-28.
Вернувшись в Тулу в 1971-м, служил в штабе дивизии, после демобилизации трудился в облпотребсоюзе, а потом – начальником отдела кадров в «Приокскстали».
– День мой насыщен делами, слежу за тем, что творится в стране и за ее пределами, – говорит Борис Иванович. – И каждый раз с нетерпением жду Оксаночку – поделиться новостями, подзарядиться от нее бодростью духа. Она для меня – просто свет в окошке!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий