Общество

20:11, 08 апреля 2014

Светлый праздник с трагическим исходом

Светлый праздник  с трагическим исходом
 Юлия ГРЕЧЕНКОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА


В Туле прошел пикет «Благовещение без жертв». Его организаторы надеялись, что браконьеры испугаются огласки и не будут в праздник продавать птиц. Однако желающих сделать деньги на этом промысле не стало меньше.
Двадцать зеленушек

В круглом садке, накрытом сеткой, – два десятка птиц размером почти с цыпленка и пищащих так же. Они называются зеленушками – по цвету оперения. Многие из них скачут, пытаясь выбраться наружу, но несколько полулежат, ни на что не реагируя, глаза сонно затягиваются пленкой.
– Вот эти уже не жильцы, – говорит Арсений. – Такой маленькой птице достаточно шесть часов провести без пищи, чтобы умереть голодной смертью. Процесс уже необратим, даже если у нее и будет потом вдоволь еды и питья. А птицеловы держат их впроголодь, в клетках, где пичуги калечат друг друга из-за тесноты. У нас они круглые сутки содержатся при свете, чтобы иметь возможность поклевать зерна в любой момент – иначе не выкарабкаются. У тех, которые сейчас себя ведут нахально, хорошие шансы на выздоровление – дня через три можно выпускать.
Мы дома у Табрис и Арсения, которые уже несколько лет подряд спасают пернатых, накануне Благовещения попавшихся птицеловам. Покупка пичуг у церковных дверей кажется трогательным ритуалом, а на поверку оказывается их масштабным истреблением. Сотни птичек, выпущенных на волю, пролетев несколько метров, падают на землю и умирают от истощения. Клетку с зеленушками ребята отобрали у мужчины возле Всехсвятского собора. Он не сопротивлялся, живой товар отдал сразу, бормоча, что пичуги не его, «хозяин» поставил продавать.
Пернатых  в Благовещение можно было купить почти у каждого тульского храма. Исключение составили лишь те места, где с утра выставили наряды полиции – не ради борьбы с «коммерсантами», конечно, а чтобы обеспечивать порядок в местах скопления людей по случаю церковного праздника. Торговцы признаются: не всех птиц они ловили сами, есть возможность заранее купить их в Москве и держать до поры в вольерах.
В течение всего дня машина с багажником, набитым клетками, курсировала между разными церквями. Браконьеры ведут себя наподобие птиц, которых продают. Стоит им завидеть человека в форме или просто активиста, которых они за годы «войны» запомнили в лицо, как всей «стайкой» снимаются с места.

Бизнес и голуби
Птицеловы появляются на «точках» время от времени. Постоянно дежурят здесь только голубятники. У собора Всех Святых обосновались трое. Их «товаром» народ интересуется не так рьяно, как дикими пернатыми, но спрос все равно есть. Проезжающие мимо машины иногда здесь притормаживают: «Маленькие птички у вас есть?»
– Ими нельзя торговать, они же не переживут дня, проведенного взаперти! – реагируют Лена Топал и Лена Никора, которые тут дежурят.
– Сколько стоят ваши голуби? – спрашиваю одного из «коммерсантов».
– Какие деньги – стою тут из чистой благотворительности, – говорит мужчина и тут же взимает сто рублей с «клиентки». Отпущенная на волю птица не взлетает – устало прыгает по асфальту.
Голуби кажутся хорошей альтернативой диким пичужкам – более крупные, сильные и к тому же ручные. Но на самом деле далеко не все воркующие пернатые переживут этот церковный праздник.
– Голубятники продают лишь тех особей, которые им не нужны, – рассказывает Арсений. – Породистых, но с болезнями, отклонениями от стандарта. Ценную птицу никто не выпустит на улице. А все потому, что реальных шансов вернуться домой у голубков мало. Это изнеженные создания, которые не умеют сами добывать пропитание, не боятся кошек и человека и навряд ли смогут отыскать дорогу домой.
За день ребята подбирают пятерых голубей – все здоровы, но истощены.

Птичий дозор
В этом году в рейды против продажи птиц вышли более двух десятков активистов: добровольцы и члены тульской экологической организации «ЭКА». А еще – консультант регионального министерства природных ресурсов и экологии и представитель Тульского отделения «Союза охраны птиц России» Елена Смирнова и трое инспекторов охотнадзора.
– Мне начинает казаться, что этот пернатый геноцид можно остановить только силой, – грустит Табрис. – Надеялась, что после пикетов, публикаций и выступлений на радио торговцы не осмелятся выйти на улицу. Но они не боятся даже полиции, которую мы вызываем, у них заготовлен ответ: «Вы ничего не докажете, птиц везу жене в подарок». Нескольких «бизнесменов» сегодня оштрафовали, но большинство остались безнаказанными. Единственный выход – отбирать клетки с пташками. Но ни у кого больше из нашего «дозора» смелости на это не хватает.
Около девяти вечера Табрис едет к Покровскому храму на улице Калинина. Там развернулся масштабный птичий рынок. Торговцев удается разогнать, а пернатых выпустить. Потом мы осматриваем лужайку и растущие поблизости деревья – ищем ослабевших птиц, которые были не в силах улететь.
Одна из пичуг сидит на ветке дерева, в сумерках за ней тяжело уследить. Внизу караулит упитанная кошка с нагловатой плоской мордой. Мы стоим, задрав головы, ждем. Кто-то прикрикивает на кошку, и она убегает, припадая к земле не то от испуга, не то из-за разыгравшегося охотничьего инстинкта.
– Я сейчас с торговцами этими поговорил, – разбавляет тишину скульптор Сергей Рыбаков, он с утра дежурил у разных церквей. – Сами же признаются, что коммерческой выгоды в продаже лесных птичек почти никакой. Нельзя же за день так «навариться», чтобы до следующего Благовещения хватило. Это, наверное, какая-то болезнь.
Птица срывается с ветки, делает несколько рваных движений крыльями, но все равно падает в прошлогоднюю листву. И больше не подает признаков жизни.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему