Общество

19:01, 19 января 2016

Так скольких же мы потеряли?

 Сергей МИТРОФАНОВ
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ
Все фото на сайте ti71.ru

Известный российский специалист по Великой Отечественной войне, доктор исторических наук, профессор Орловского государственного университета Егор Щекотихин выступил в Туле с лекцией на тему «Нацистский режим и сопротивление славянских народов на оккупированных территориях».
В «трениках»
на крыше поезда
Встреча с ним проходила в стенах музея «Тульские древности». Недавно маститый ученый издал книгу «Германский нацизм и его последствия для народов СССР», одним из рецензентов которой, кстати, выступил доктор исторических наук, профессор из Тулы Олег Вронский. Он-то и представил гостя собравшимся.
– Егор Егорович без преувеличения человек-легенда, не только ученый, а еще и мастер спорта СССР, – рассказал Олег Генрихович. – В 1957 году, когда в Москве проходил фестиваль молодежи и студентов, Щекотихин отправился в столицу на крыше поезда в тренировочной форме и стал участником массового мероприятия. В наши дни открыл для соотечественников незаслуженно забытое Соборовское поле, на котором разворачивалось одно из крупнейших танковых сражений. А еще Егором Егоровичем совместно с ТГПУ имени Льва Николаевича Толстого была выпущена книга про авиаполк «Нормандия-Неман», который одно время базировался и в нашем регионе. Это издание вышло на двух языках.
Щекотихин является почетным гражданином Орловской области, на территории которой он установил в честь павших красноармейцев с десяток памятников – и почти все за свой счет. Ученый написал о войне на территории Орловщины свыше двадцати документальных книг – больше, чем кто бы то ни был в стране.
– Битва за город на Оке была грандиозной, два года противостояли наши войска и гитлеровские. Представьте себе масштаб сражения под Орлом: концентрация войск на километр фронта была в 60 раз больше, чем под Сталинградом, и в 80 раз больше, чем под Москвой, – объясняет свой пристальный интерес к теме историк. – Но само понятие «Курская битва», включающее и освобождение Орла в 1943 году, меня смущает. Так сражение, к слову, стали называть при Никите Хрущеве в его угоду. Курская битва – отдельно, Орловская – отдельно, так я считаю. И почему в понятие «Курская битва» ввели еще и освобождение Харькова? Это все равно, что Куликовское сражение искусственно расширить и назвать Бородинским. Ну нелепо же так делать! И кстати, именно после поражения под Орлом немцы уже больше не наступали.

Три «В» для Победы
Затем ученый уточнил, что он работает как в различных архивах России, так и Германии, используя первоисточники. Мемуары военачальников Щекотихин назвал сплошным самовозвеличиванием авторов и отгораживанием от проблем, а также полководческих неудач.
– Это относится и к Георгию Жукову. Я его, кстати, не считаю великим полководцем, – произнес гость и тут же объяснил свою позицию. – Есть такое понятие, как «Ржевская мясорубка», в которой командование положило 1,5 миллиона красноармейцев, но продвинуться нам не удалось. А Георгий Константинович – что является фактом – отвечал за это направление. Потому Жукова с Тимошенко и Сталиным считаю также прямыми виновниками демографической катастрофы, которую я, собственно говоря, и открыл, работая в Российском государственном архиве экономики. Из документов следует, что в войну мы потеряли 40 миллионов 206 тысяч 900 военнослужащих и мирных граждан, а не 20 миллионов или 26.
Ученый, читающий лекции студентам ОГУ, часто слышит от них высказывание о том, что Советский Союз был слабее немцев в 1941 году, что Красной армии якобы нечем было воевать. Щекотихин говорит в ответ, что мы располагали примерно 15 тысячами танков, из которых полторы тысячи были Т-34. Немцы же начинали войну с нами, имея 5 тысяч танков, из которых мощных на тот период Т-IV насчитывалось только 350.
– А самолетов у нас было 20 тысяч, у немцев же максимум по всей Европе – 6 тысяч. И потом в течение Минской и особенно Киевской операций мы оказались без оружия, артиллерии, танков. И на 1 января 1942 года СССР остался без профессиональной армии, потеряв 5,5 миллиона бойцов погибшими и попавшими в плен в «котлах», – рассуждает Егор Егорович. – Не Жуков и не Сталин сделали всю погоду во время войны, а три «В»: ваш земляк экономист Николай Вознесенский, имевший план эвакуации предприятий, начальник Генштаба Александр Василевский и главный маршал артиллерии Николай Воронов. К слову, танки в той войне никогда не играли решающей роли, это сугубо мое личное мнение. А вот артиллерия – да: орудий в сравнении с бронетехникой было в разы больше.

О путях уничтожения
И после этого доктор исторических наук перешел к теме демографических потерь – по его мнению, самых опасных и практически невосполнимых даже в течение нескольких тысячелетий! Щекотихин перечислил несколько путей уничтожения народов СССР. Это и прямое физическое устранение, и создание зон выжженной земли, когда мирное население обрекалось на мгновенную смерть от огня, – примерами являются Сталинград, Воронеж, Керчь, Орловщина, Тульская область.
– Вот иногда слышишь от кого-то: «Немцы на захваченной территории давали местному населению конфеты». Но давайте при этом не забывать: когда они получали приказ сжигать дом, то сжигали. Вот такая оборотная сторона «доброты». Кстати, и мой дом тоже сожгли, – эмоционально выступал Щекотихин. – Я пересмотрел огромное количество актов злодеяний фашистов на территории Орловской и Тульской областей, знакомился со свидетельствами противника. Так, командир батальона 482-го полка 262-й пехотной дивизии капитан Бернард  Графт писал о событиях 9 декабря 1941 года: «Саперы штабной роты и моторизованные роты поджигают дома, которые не удалось поджечь раньше. Горит небо! На юге. На востоке. Это полыхающее зарево, которого мы еще не видели. Три четверти неба охвачены огнем, и запад кажется маленькой черной полосой. Поздно ночью приходит связной: «После поджога местности оставшийся арьергард отступил. Пехотный батальон передислоцируется в Товарково». А третий путь уничтожения – угон в рабство, из которого на родину вернулись далеко не все.
На лекции желающие могли приобрести книгу автора «Германский нацизм и его последствия для народов СССР». В ней приводится масса фактов о том, что происходило в Тульской области – в частности, в Чернском районе, где только в деревне Поповка гитлеровцы сожгли 96 пленных красноармейцев.
Егор Егорович на лекции порой говорил предельно жестко. Он, в частности, считает, что столько соотечественников погибло в том числе и потому, что население оказывало врагу сопротивление.
– Действия партизан и подпольщиков вызывали противодействие со стороны оккупантов: допустим, убили наши патриоты двух немцев – гитлеровцы в ответ уничтожают в несколько раз больше людей или даже целые населенные пункты. И перед согражданами стоял страшнейший психологический выбор: хотелось уничтожать врага, но все при этом осознавали, чем это кончится: сожгут твой дом или расстреляют. Так что победа в войне нам досталась колоссальной ценой.
Во второй части лекции Егор Щекотихин как раз подробно коснулся темы сопротивления на оккупированных территориях, где речь также шла и о малоизвестных событиях, связанных с нашей областью. Об этом мы расскажем в одном из ближайших номеров.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий
//