Общество

09:00, 27 июня 2014

Точка кипения

Точка кипения
  Юлия АЛЕКСАНДРОВА

Одни только что достроили дом и планировали отпраздновать новоселье, другие имели хорошую и стабильную работу... Каждому по-своему было нелегко расставаться с родным городом на Украине и уезжать в Россию. Но взрывы, автоматные очереди и звуки пролетающих военных самолетов в рамках «антитеррористической операции» заставили сделать нелегкий выбор. На минувшей неделе Тульская область приняла первых граждан с Юго-Востока Украины.
Их временно разместили в общежитиях образовательных учреждений регионального центра.
– Выезжали мы через Должанск Луганской области, на тот момент только эта таможня была открыта, – рассказывает Алексей, приехавший из города Снежное Донецкой области. –  На границе стояли ополченцы, поэтому мы проехали без проблем, нас никто не трогал. На российской границе были разбиты палатки МЧС, где уже распределяли, кого куда направить. Волонтеры предложили отправиться в Тулу. Мы согласились. Сначала приехали в Узловую, там переночевали.
Алексей рассказал, что решили уезжать из страны, когда по городу пошел слух, что в четыре утра будут бомбить. Молодая семья не стала мешкать, собрала все необходимые вещи для сыновей, одному из которых и года еще не исполнилось, и отправилась в Россию.
– От Снежного в километрах 11–12 уже несколько дней шли бои, мы слышали выстрелы. Ребенок маленький, и дома только ремонт закончили, надеялись на лучшее, но потом прошла информация, что в четыре утра город будут бомбить. Мы бегом в подвал... Страшно! И в первую очередь за сыновей, – добавляет жена Алексея Любовь. – Думали, что такси не дождемся, целый день никто не брал заказ. Только к утру нашелся водитель, согласившийся довезти до Должанской таможни.  Мы через Успенскую границу вначале хотели ехать, но ее закрыли. Там велись бои. Уехавшую перед нами машину изрешетили. В ней ехала семья с двумя детьми. Девочки 12 и 13 лет и папа с мамой – все погибли.
Многие, уезжая из родного дома, брали с собой только самое необходимое – боялись вызвать подозрение у пограничников. Антонина вместе с мужем через поля под звуки выстрелов на автомобиле добирались до границы.
– Нас не хотели выпускать. Не нравилось им, что машина забита вещами, что документы все с собой. Спрашивали, не сепаратисты ли мы. Выпускать не хотели, – рассказывает она. – В нашем поселке собирались проводить «зачистку». Большое счастье, что мы оттуда уехали.
В общежитие, которое посетили «Тульские известия», заехали порядка 30 человек взрослых и детей. Но уставших от военных действий людей не только накормили и дали им крышу над головой – узнавшие о прибытии беженцев туляки быстро пришли на помощь. Уже к полудню коридор общежития был буквально завален вещами: верхней одеждой, обувью, подгузниками, продуктами питания и гигиены, кто-то даже детскую коляску и телевизор привез. Директору образовательного учреждения даже пришлось обратиться к переселенцам с просьбой, чтобы каждые 20 минут кто-нибудь выходил и забирал все новые и новые пакеты с вещами.
– Знакомые мне говорили: куда ты едешь, где там будешь ночевать? Мы на Украине слышим совсем другую информацию: что наши люди в России бомжуют и никому не нужны. С такими смешанными чувствами пересекали границу, – рассказывает приехавшая из Донецка Елена. – Заказали такси до вокзала, а там сели на автобус. Взяли все документы с собой, иначе могли снять с рейса. Первый блокпост прошли нормально. Второй – под дулами автоматов. Ребенок испугался, началась истерика. На украинской границе долго стояли с сумками, с горем пополам выехали. На российской же – три секунды: заполнили миграционные карты, и нас пропустили. Мы сразу почувствовали себя спокойно! Сейчас мама моя собирается приехать, только переживает, чтобы коридор не закрыли. Здесь чувствуешь себя хотя бы защищенной.
– В Туле очень хорошо, – рассказывает Карина, дочь Елены. – Мы здесь сразу встретили друзей, они стали делиться едой, игрушками. Но в Донецке остались брат и бабушка с дедушкой, я за них беспокоюсь…
Семья Сергея Резника приехала из Мариуполя. В их родном городе бои начались в знаковый день – 9 мая.
– У нас мост взорвали, телевышку, – добавляет глава семейства. – Но сейчас ополченцы способны лишь частично отразить атаку, против танков они бессильны. Их человек 150 в городе, а против них два батальона нацгвардии – это 500 хорошо вооруженных военных. То, что передают украинские каналы, – это дезинформация. Наша точка кипения – этот беспредел. Может, у детей тут и хуже жилищные условия – там у нас осталась 4-комнатная квартира, – но здесь безопасно. Там по центральным улицам ездили танки. Расстреляли здание горисполкома, погибли милиционеры, передали, что десять, а на самом деле около сотни.
– Пока в поезде ехали, слышали, что где-то что-то гремит, видели несколько танков и людей в черном с оружием – наши так называемые защитники, – добавляет Алена.
До российской границы родители с пятью детьми добирались на поезде.
– Прямой поезд отменили, пришлось ехать до Харькова, потом до Белгорода и дальше. Около двух суток заняла дорога, – рассказывает Сергей. – В Харькове была очень тщательная проверка, документы пробивали по компьютеру. С трудом, но пропустили. Мы сказали, что к родственникам едем.
– Большое спасибо Путину, – добавляет его жена, – спасибо России, что не оставили нас в беде, дали кров и еду.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему