Общество

09:00, 13 мая 2016

Три жизни Марии Бобровой

Три жизни Марии Бобровой
На старинных черно-белых фотографиях, запечатлевших ее в окружении многих других людей, Мария Боброва удивительным образом выделяется. Ее лицо выглядит всегда светящимся – совсем не таким, как у прочих, кто стоит с ней рядом. Может, это необъяснимая сила, скрытая в Марии, прорывается наружу. Сила, которая помогла ей в годы войны спасти жизнь нескольким десяткам умиравших красноармейцев.

 Анастасия КАЛИНИНА
 Елена КУЗНЕЦОВА

Жизнь первая
Маша родилась в деревне Кобылинка Тульской губернии. Отец ее, Филипп Иванович, работал помощником надзирателя железной дороги. Семья была зажиточной – ей принадлежал двухэтажный особняк. Впрочем, после революционного лихолетья девушке остались в родовом гнезде лишь одна комната и кухонька. В пучине Гражданской войны сгинул ее родной брат… В годы коллективизации расстреляли жениха. Его письма Мария хранила всю свою жизнь, так и не выйдя замуж.
Несмотря на смутные времена, девушка получила блестящее образование – высшее ветеринарное – в московском вузе. В студенческие годы вступила в международную организацию помощи борцам революции, освоила немецкий язык. Работала сначала в лаборатории, позже преподавала в медицинском училище. Когда началась война, а затем эвакуация с прифронтовых территорий, Маша помогала раненым, поступающим в город с фронта.
– Еще не успели вывезти всех раненых, как на древние мостовые Белева въехали фашистские танки, застрекотали мотоциклы. Чувство долга не позволило Марии Филипповне покинуть город, когда его оккупировали немцы. Гитлеровцы принесли сюда «новый порядок». Повешенные на столбах, захлебывающиеся в лужах крови еще живые люди. Это были обычные сцены, – так рассказывают об оккупации в местном краеведческом музее.
В подвале своего дома Мария прятала тяжелораненых бойцов. Одним из первых в бессознательном состоянии сюда попал Федор Тимофеевич Казьмин. Он вспоминал, что 24 октября 1941 года в бою за оборону Белева был ранен и очнулся в подвале, где, по его подсчетам, находилось не менее 25 красноармейцев.
На голодной и оккупированной территории девушке помогали многие. Например, детский «Отряд отважных». Мальчишки воровали у немцев еду, портили им технику, а во время хирургических операций, которые проводила Боброва в своем подвале, затевали под окном шумные игры, чтобы заглушить крики и стоны пациентов. Они же добывали гражданскую одежду для раненых, сухпаек и все необходимое.
 Мария находила поддержку даже там, где, казалось бы, и искать не стоило, – у вражеского офицера, охраняющего госпиталь с русскими солдатами. Говорящая по-немецки девушка убеждает его списать раненого бойца как умершего. Потом еще одного. И еще… Так продолжалось до освобождения Белева.
До конца войны и всю жизнь после нее Мария оказывала посильную помощь всем нуждающимся. Впрочем, говорят, наград за свой подвиг женщина не получила. Да и не любила она вспоминать о годах военных лишений.

Жизнь вторая
И все же белевцы не забыли о подвиге ветеринарного врача. До конца ее жизни писали ей трогательные и нежные письма спасенные ею солдаты.
«Дорогая Мария Филипповна, я жив и здоров. Желаю и вам хорошей и счастливой жизни. Нахожусь я сейчас в тылу, в 250 километрах от Серпухова. Учусь на радиста и командира отделения. Дела подвигаются успешно. Всем старым больным, с кем вместе лежали в Вашем доме, передайте от меня привет» – это строки из письма белевца Сергея Тимонина.
Другой земляк, Федор Казьмин, уже в мирное время без конца приглашал женщину в гости:  «Я очень прошу Вас, Мария Филипповна, приезжайте, пожалуйста, к нам. Мы примем Вас как родную мать. Очень ждем Вас!»
Тульский писатель-краевед Виктор Ефремов в 70-х годах прошлого века вместе со своей супругой решили написать про подвиг женщины книгу. Уже пожилая Мария Филипповна долго не соглашалась и лишь получив обещание, что до ее смерти повесть не опубликуют, решилась рассказать о военных событиях.
…В книжечке в мягком переплете, выпущенной Приокским книжным тиражом 30 000 экземпляров, Мария получает новую фамилию – Доброва. А место событий авторы менять не стали – сохранили и название города, и улиц. Супруги Ефремовы посчитали приблизительное количество спасенных бойцов – вышло около сорока… Авторам удалось захватывающе описать подвиги женщины и ребят из «Отряда отважных». Впрочем, вряд ли где-то за пределами Тульской области повесть получила хождение. Но в Белеве она до сих пор входит в список литературы для внеклассного чтения младших школьников.

Жизнь третья
Сколько мальчишек и девчонок прочли повесть за последние 30 лет, не сосчитать. Но ребята из школы № 4 оказались пытливее всех прочих.
– Мы стали задавать вопросы нашему педагогу Ирине Юрьевне. А можно ли в наши дни найти свидетелей тех событий? Где похоронена Мария Филипповна и в какой из белевских двухэтажек находился тот самый подпольный госпиталь? Это было еще в 2009 году. Не на все вопросы удалось получить ответы. Так началась наша исследовательская работа, – вспоминает тогдашний четвероклассник, сегодня уже одиннадцатиклассник Илья Макаров.
– Я и сама в школе читала эту книгу, – признается педагог Ирина Мамышева, – но тогда у меня почему-то не возникало таких вопросов – в отличие от моих ребят. Пришлось ходить, искать, расспрашивать.
Работа, проделанная белевскими школьниками, сделала бы честь и зрелым краеведам. Школьники при горячей поддержке педагога побывали в местном музее, добыли там дополнительные сведения, увидели хирургические инструменты и прочли письма красноармейцев... Затем начались опросы убеленных сединами местных – и в итоге ребята нашли все, что искали.
…Белевец Виталий Савин рассказал школьникам, что однажды его бабушка, Надежда Костромина, заболела и решила посоветоваться по поводу лечения со своей давней знакомой – ветеринаром Бобровой. Во время визита выяснилось, что Мария Филипповна сама тяжело больна и ей необходим постоянный уход. Костромина забрала одинокую женщину к себе, а затем взяла на себя и все хлопоты по организации ее похорон.
Виталий Савин и показал школьникам скромный обелиск на городском кладбище с подслеповатой фотографией – могилу Марии Филипповны. Год-другой – и она бы затерялась среди других безымянных захоронений. Нашелся и домишко, в подполье которого отважная девушка-медик вытаскивала с того света бойцов. Ничем не примечательное с виду двухэтажное строение за номером 4 по улице Белославской, отделенное от бывшего госпиталя укромным оврагом.

Орбита добрых дел
Впрочем, лишь добычей информации ребята не ограничились. В школе № 4 есть давняя традиция – ухаживать за местами захоронения двух белевских Героев Советского Союза. Решено было благоустроить и могилу Марии Филипповны. И чтобы никто больше не забыл о подпольном госпитале – установить мемориальную доску на доме, где были спасены несколько десятков солдат.
– У нас в коллективе бытует такое понятие – орбита добрых дел, – рассказывает директор школы № 4 города Белева Ирина Соколова. – Поначалу кем-то одним из ребят или учителей овладевает идея. Круг вовлеченных в нее все растет и зачастую выходит за пределы школы… И в орбиту добрых дел попадают все новые и новые неравнодушные, горячие сердцем люди. Так получилось и с мемориалом для Марии Бобровой.
Мы обратились за помощью к белевцам – и получили ее. Так, расходы по изготовлению мемориальной доски на доме Бобровой взяло на себя ОАО «Трансмаш» – по эскизу, разработанному нашими ребятами. А новый памятник на могиле Марии Филипповны установлен на личные средства сотрудников школы и белевских афганцев…
…Даже в дождливый день место захоронения скромного ветеринара опрятно и чисто. Здесь стоят свежие цветы, а с обелиска смотрит удивительно светящееся лицо Марии. С легкой руки младших школьников сюда белевцы нередко заглядывают целыми семьями. Пожалуй, их память – самая главная награда за подвиг женщины.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий