Общество

09:00, 22 августа 2014

Учебный год 2014–2015: что новенького?

Учебный год 2014–2015:  что новенького?
 Татьяна МОТОРИНА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

Система образования в нашем регионе непрерывно претерпевает изменения. Что 1 сентября ждет тех, кто учит и учится, «Тульским известиям» рассказала директор департамента образования Тульской области Алевтина ШЕВЕЛЕВА.

– Алевтина Александровна, какие достижения региональной политики в области образования за прошлый учебный год, на ваш взгляд, самые значимые? С чем мы вступаем в новый год?
– Я бы отметила два момента. Во-первых, мы смогли ценой трехгодичных усилий – с 2011 по 2014 год – решить проблему с очередью в дошкольные учреждения. Сейчас можно констатировать, что для детей 3–7 лет ее фактически нет. Все, кто хотел устроить ребенка в садик, смогли это сделать. Есть некоторая очередность среди детишек от нуля до трех – это 384 ребенка. Сейчас мы активно работаем с родителями, ищем для детей места.
Во-вторых, мы очень долго не могли войти в Федеральную программу развития профобразования. В прошлом году нам это удалось. Впервые за многие годы региону выделено почти 40 миллионов рублей. Эти деньги пойдут на покупку нового оборудования, повышение квалификации педагогов, развитие связей с предприятиями – социальными парт­нерами.
– Вы упомянули о ликвидации очереди в детские сады. Многих родителей по-прежнему волнует вопрос о том, не будут ли «их» места заняты детьми, которым пришлось вместе с родителями бежать с воюющей Украины. Можете их успокоить?
– Дело в том, что любой родитель, который хочет отдать ребенка в тульский садик, должен встать в электронную очередь. В некоторых муниципалитетах, где обосновались беженцы, дети после постановки на очередь действительно сразу получают место. Это те населенные пункты, где просто нет проблемы дошкольной очередности. В той местности, где такая проблема возникает, мы собираемся ее решить, организовав дошкольные группы прямо в пунктах временного размещения. Ведь многие из них располагаются на базе наших учреждений, там трудятся педагогические работники, значит, детишки получат хороший уход и смогут осваивать программы дошкольного образования. А родители тем временем спокойно пойдут на работу.
– На мой взгляд, замечательное решение. Но с вашими учреждениям, в частности детскими домами, связан другой, довольно сложный процесс – оптимизация. Зачем он понадобился?
– К нашему великому счастью, число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Тульской области значительно сократилось. Соответственно, сокращается и сеть учреждений. Разумеется, всех ребят из расформированных детских домов и интернатов отправляют в другие, причем, если ребенок, например, учился в коррекционной школе-интернате, попадет в аналогичный. Сиротские учреждения имеют хорошую материально-техническую базу, от нее было бы глупо отказываться, поэтому мы используем их ресурсы для решения других проблем, совсем не связанных с сиротами. Так, у нас стоял вопрос дошкольной очередности, и ряд детских домов – например, Щекинский, Узловский, Новомосковский – мы перепрофилировали в детские сады. Если учреждение предназначалось для ребят с проблемами со здоровьем, то профиль сохранится, таким образом мы поможем родителям, которые зачастую мучаются, потому что не могут отдать малышей в подходящий муниципальный сад.
– Перепрофилирование – это процесс, в общем-то, понятный. Но, насколько я знаю, будут созданы принципиально новые объединения образовательных учреждений. Например, в Туле появится так называемый «образовательный комплекс №1». Как это будет выглядеть: в детсад придет «биолог» из школы и начнет объяснять строение клетки?
– Если утрированно, то да. Сейчас один из главных принципов государственной политики – образование через всю жизнь, его непрерывность и преемственность. Создавая подобные комплексы, мы, во-первых, хотим уйти от лишних стрессов для детей. Скажем, ребенок пришел в садик, адаптировался к режиму, условиям, педагогам – и тут мы его выдергиваем и помещаем в школу, где ему опять нужно привыкать. А в образовательном комплексе он очень мягко минует этот переходный период. Например, уже в подготовительной группе детского сада он может познакомиться со школой, пообщаться со старшими ребятами, а к нему будут приходить учителя. Кроме того, большие комплексы позволят построить индивидуальный образовательный маршрут. Обучающийся получит качественное общее образование, хорошо сдаст ЕГЭ. Либо он выберет один из профилей и будет развиваться в этом направлении.
– Подобные комплексы появятся по всей области?
– На ближайшие годы у нас почти в каждом муниципалитете запланировано создание хотя бы одного такого комплекса. Но мы никого не торопим, ведь тут надо просчитывать все экономические, а главное, социальные последствия.
– Еще одна новая форма образовательного учреждения – многофункциональные центры прикладных квалификаций. К одному названию сложно привыкнуть! Предполагается, что они будут давать профессию взрослым людям, повышать их квалификацию. Чем они в таком случае отличаются от колледжей, которые на платной основе и так учат взрослых, которые этого хотят?
– Я думаю, эта разница станет очевидна, только когда центры заработают. На мой взгляд, она должна состоять вот в чем: в колледжи сейчас люди приходят «сами по себе», потому что считают, что с этой профессией смогут найти работу. Думаю, такой подход не совсем правильный. В будущем работодатель заключает договор с учреждением о подготовке таких-то сотрудников. Да, некоторых специалистов мы выучим только за 2–3 года, и предприятиям придется подождать. В то же время может возникнуть ситуация, когда нужна, к примеру, новая бригада рабочих на асфальтоукладчик. Тут речь идет о краткосрочной целевой подготовке от 72 часов до 6 месяцев. Именно этим и займутся многофункциональные центры. Первый из них заработает в конце сентября на базе Щекинского политехнического колледжа. Это будет центр химической направленности.
– В новом учебном году произойдет переход на новую систему оплаты труда педагога на основе профессиональных квалификационных групп. Чем она отличается от прежней? Выгоднее ли она для рядовых учителей?
– Я считаю, что эта система будет выгодна прежде всего тем, кто стремится в своей работе к качеству образования. Раньше должностной оклад был просто мизерным. Мы его увеличиваем и вводим систему повышающих коэффициентов. Она существовала и раньше, но теперь видоизменилась. Конечно, учитель получит надбавки и за выслугу лет, и за нагрузку, и за классное руководство. Но главное в том, что вводится персональный повышающий коэффициент, который определяется тем, как работает учитель. Получили твои ребята 100 баллов на ЕГЭ, победили в олимпиаде – получай прибавку к жалованью. Максимальное значение персонального повышающего коэффициента равно трем. То есть если оклад педагога составляет 9030 рублей, то он при условии качественной работы может получить до 27 тысяч рублей.
– Спасибо за интервью. Надеюсь, все новинки, о которых мы говорили сегодня, докажут свою эффективность.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему