Общество

09:00, 31 января 2014

Уходить не больно, больно – не прийти

Уходить не больно, больно – не прийти
Людмила ИВАНОВА

За два года службы в Афганистане Сергей Косарев похудел на тридцать килограммов. Когда приехал в отпуск домой, жена сначала бросилась ему на шею, а потом приподняла на руках. Неужели служивых так плохо кормили? Вовсе нет. Просто жара сказалась да нехватка кислорода в горной местности, ну и нервы, конечно…

– Первый раз сердце екнуло, когда я, попав в Афганистан, полетел из Кабула в расположение своей роты, – вспоминает Сергей Александрович. – Наш вертолет только оторвался от взлетной полосы, а на посадку заходил горящий Ан-12 с огромным шлейфом огня и дыма. Но внизу всегда дежурили пожарные и медики. Борт затушили…
Рязанское десантное училище Сергей Косарев окончил в 1981 году и получил распределение в Кишинев. К тому времени Советский Союз уже два года вел войну в ДРА, и вопрос о том, попадет на нее наш герой или нет, даже не вставал. Приказ есть – значит, надо выполнять.
Семья Косаревых жила в военном городке, жена, конечно, не обрадовалась, узнав о командировке на войну, но виду не подала, а только пообещала, что вместе с маленькой дочкой станет верно ждать и писать письма. Про то, что будет молиться, не сказала, но делала это все время, пока муж сражался в далекой стране «за речкой».
Подчиненные Косарева выполняли сразу несколько задач: должны были не допускать проход бандформирований, провоз взрывчатых веществ, наркотиков и оружия. Солдаты сидели в засадах и выходили в рейды, используя информацию спецподразделений, которые вели радиоперехват. Если появлялись враги, их обстреливала артиллерия, а потом шли десантники – прочесывали местность, захватывали схроны с оружием, брали пленных. Нередко приходилось действовать и в тылу врага. Как-то пробыли там полгода. Почта, сигареты, боеприпасы доставлялись вертолетом. Раненых забирали так же. В ущелье между Пагманом и Черикаром ждали большой караван…
Он появился среди ночи. Темнота скрывала происходящее, но солдаты, выставленные в караул, почувствовали приближение каравана по… запаху шерсти. В небо взлетели осветительные мины, и в ущелье сразу «нарисовались» вооруженные душманы, навьюченные верблюды и ослы. Завязался бой. Бандиты попытались дать отпор, но вход и выход им перекрыли, и большая часть каравана была перебита. Конечно, некоторые головорезы смогли уйти горными тропами или раствориться под землей, юркнув в кяризы, но задача была выполнена.
– Действия ограниченного контингента сводилась не только к боевым операциям, – рассказывает Сергей Александрович. – С обеих сторон велась и минная война. У саперов и специально обученных собак всегда находилась работа. Но подрывы были частым явлением. Раненых военных сразу отправляли в госпиталь, затем они получали протезы, поэтому увечья в глаза не бросались. А среди мирного населения Афганистана искалеченных было очень много. Безрукие и безногие дети встречались в любом кишлаке.
Советский Союз не только помогал народу ДРА защищать завоевания апрельской революции 1978 года, но и снабжал продовольствием. Как только в стране перестали сеять зерно, начался голод.
– Шурави – так называли русских афганцы – привозили людям консервы, муку, – вспоминает Косарев. – Дети всегда что-нибудь просили. Но когда им протягивали деньги – отказывались. Зато печенье или сгущенка становились для них настоящим праздником. С дровами в Афганистане тоже были проблемы. Случалось, мы идем выбрасывать деревянные ящики от снарядов, а местные жители бегут за нами и суют монеты, чтобы им доски продали. Привычная картина на местных рынках – весы: на одной чаше два полена, на другой – гири…
Волею судьбы советские офицеры именно на войне часто встречались с друзьями и однокашниками. Однажды Сергей Александрович пересекся даже со своим преподавателем по тактике. Тот прибыл в Афганистан, чтобы увидеть все своими глазами, ведь в военном училище ведение боевых действий в горных условиях не преподавалось, а опыт Александра Суворова, переходившего через Альпы, оказался незаслуженно забытым…
Парням, выросшим среди бескрайних лугов и голубых речек, в чужой стране многое было в диковинку. Донимала жара. Дождей почти не было, а если они и шли, то капли просто не долетали до раскаленной земли, высыхая в воздухе. Кусали змеи. Но один паренек наловчился ловить их и пускать на ремешки. Грязь всегда могла аукнуться тифом или гепатитом. А ведь местные жители ходили по земле босиком, запросто мылись в мутных речках и не болели!
Сергею Косареву тяжелее всего вспоминать о погибших друзьях. Одним из самых трудных испытаний он считает командировки на родину, когда приходилось везти гробы с «грузом 200».
Как и любой настоящий офицер, Сергей Александрович не любит рассказывать о своих заслугах, хотя, судя по полученным наградам, они были весьма значительными: Косарев получил за Афганистан орден Красной Звезды и орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР 3-й степени».
Вернувшись в Союз, наш герой продолжил службу в армии. Выйдя на пенсию, вместе с женой и двумя детьми приехал на родину, в Одоев, и почти десять лет проработал в уголовном розыске. Сегодня ветеран боевых действий является начальником охраны объекта на одном из предприятий района и председателем общества «Боевое братство».
– Война в Афганистане, героическая и трагическая, длилась в два раза дольше, чем Великая Отечественная, – говорит Сергей Косарев. – Вряд ли можно сразу извлечь все ее уроки – и политические, и военные. Но делать это надо. Поэтому сегодняшняя задача ветеранов-афганцев – патриотическое воспитание, подготовка нашей молодежи к сложнейшему испытанию – защите Отечества на ее ближних и дальних рубежах.

На эту же тему