Рекламный баннер.

Общество

09:00, 22 ноября 2013

В общественный транспорт с электронным проездным

В общественный транспорт  с электронным проездным
Кондуктор – это человек с железными нервами и пачкой счастливых билетов. К такому выводу пришел корреспондент «Тульских известий», проведя день в троллейбусе с Инной Хотьковой.

Вас тут не стояло
Пухлый парень в наушниках сидит на месте кондуктора. Рядом «повисла на поручне» женщина, модно одетая, с экстравагантной прической, залаченной до блеска. Бабулька в бесформенной куртке, со строгим, подведенным темной помадой ртом, сгорбилась на сиденье. Все пассажиры как один – сонные и равнодушные.
При каждом повороте троллейбуса что-то натужно щелкает и как будто обрывается. В салоне стоит гул, иногда кто-то начинает разговаривать, но быстро замолкает.
Когда заходит новый пассажир, кондуктор Инна Хотькова направляется прицельно к нему, покачиваясь от тряски, как моряк дальнего плавания, сошедший на берег. Новенького от «обилеченного» она отличает с полувзгляда.
– Это очень просто – смотрю на человека и понимаю: его тут не было, – поясняет Инна. – Внимание цепляется за всякие особенности образа – у кого брошка пришпилена, у кого ботинки на два размера больше, чем надо. Наверное, у меня глаз «пристрелянный» – до того как пойти в кондукторы, я много лет простояла за магазинным прилавком…
Мальчик со жвачкой во рту сует Инне мелочь и тут же снова утыкается в свой планшет.
– Знаешь, как я борюсь с зайцами? – спрашивает Инна. – Я просто сразу делаю серьезное лицо, и они думают: «Эта строгая, лучше не связываться». А на самом деле я очень мягкий человек. И, кстати, никогда не угадаешь, кто из пассажиров попытается прокатиться без билета. Иногда такой человек с виду респектабельный, а норовит не заплатить. Есть, правда, постоянные «клиенты»: например бабушка, которая изо дня в день ноет, что кошелек украли.
Вода, ложка, валерьянка
Инна рассказывает, что однажды в салон поднялась старушка. Уселась на заднее сиденье, а на просьбу оплатить проезд сказала, что ей плохо. «Косит», – подумала кондуктор, а бабушка побледнела и хлопнулась в обморок. Троллейбус тут же свернул к обочине, вызвали «скорую». К ее приезду пациентка уже пришла в себя, а Хотькова решила: пассажиров, которым вдруг делается дурно, в безбилетники «без суда и следствия» записывать не стоит.
– Но это еще ничего, – говорит Инна. – Я раньше кондуктором автобуса работала. Так вот с пассажиром приступ эпилепсии случился.
Тогда, вспоминает женщина, все испугались, и только она знала, что делать надо, – разжала ему зубы ложкой, чтоб язык не запал…
– У меня всегда с собой три вещи, – замечает Хотькова. – Бутылка воды, на случай если кому-то станет плохо, ложка и пузырек валерьянки.
Хотите, я спою?
В салон заходит парень с карнизом для штор. Пассажиры теснятся.
– Вообще чаще всего ничего необычного не везут, – говорит Хотькова. – С Московского вокзала с сумками едут. Иногда случаются пассажиры с большими собаками – за них платят отдельно...
Очередной пассажир расплачивается не деньгами, а пластиковой проездной карточкой. Инна прикладывает ее к валидатору, и на его экране появляется надпись «Оплачено».
– Пластиковые проездные в отличие от обычных нельзя подделать, – замечает Инна. – Бумажные проездные предприимчивый народ ксерокопировал, голограмму вырезал из билета за прошлый месяц или вовсе – из конфетной обертки. Если не приглядываться, подлог распознать сложно. А как-то у меня бабушка с дедушкой ехали, они к вопросу фальсификации подошли еще оригинальнее: разрезали проездной пополам и аккуратно за обложку паспорта вставили. А сейчас пластиковый билет уже у очень многих. Это, кстати, пассажиров делает ответственнее – если раньше издалека пытались показать льготный проездной, то сейчас сами подходят.
– С электронным билетом удобнее, – замечает, услышав наш разговор, девушка-студентка. – Не нужно выстаивать очередь каждый месяц. Купил один раз – и пользуйся…
Хотькова отрывает очередной билетик.
– Часто у вас счастливый билет просят? – интересуюсь я.
– Постоянно, – Инна заметно оживляется. – И тут же пытаются съесть. Я сразу предупреждаю: «документ» разжевывайте на улице. Потому что бывали случаи: человек билетик проглотил, а тут контролер заходит.
В вечернюю смену бывает много пассажиров, возвращающихся с праздников и посиделок, – с гитарами и баянами. Этот контингент предлагает оплатить проезд песней собственного исполнения.
– С чем можно сравнить работу кондуктора? – спрашиваю Инну.
– Ни с чем. И она очень сложная, – Хотькова смотрит в окно. – Выручает, наверное, правило, усвоенное, когда в магазине работала. Как бы на душе ни было тяжко, к клиенту всегда иду с улыбкой.
Юлия Греченкова
Елена Кузнецова
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему