Общество

09:00, 22 августа 2014

В поисках социальной справедливости

В поисках социальной справедливости
 Екатерина ГАРБУЗОВА

Через неделю, а конкретнее – с 1 сентября, больной, выписываясь из стационара или выходя из врачебного кабинета, будет держать в руках не только привычный эпикриз, но и документ, непривычно новый – справку о стоимости медицинской помощи, которую он только что получил. Эти данные основываются на калькуляции стоимости лечения, включающей диагностические процедуры, лечебные манипуляции, консультации врачей, питание, пребывание. Государство считает, что гражданин обязан знать, во что на самом деле обходится медицинская помощь, которую он всегда почитал дармовой.

Умом-то мы понимаем, что бесплатным бывает только сыр, который в мышеловке. И за любой вид медицинской помощи лечебное учреждение на самом деле получает деньги по линии обязательного медицинского страхования. Но неужели теперь всю больничную кухню вдруг выставят напоказ? И каждый пациент, взяв калькуляцию, сможет уточнить: «А … надцать тысяч за что, мне вроде ничего такого не делали?»
Это так необычно, что мы решили задать несколько вопросов «медицинскому банкиру» региона – директору Территориального фонда обязательного медицинского страхования по Тульской области Борису ФЕДОРЧЕНКО.
Врач, счет!
– Борис Николаевич, какие функции у нового документа и как больной сможет использовать его для защиты своих интересов?
– Пока никак. Цены, которые указаны в калькуляции, будут носить предварительный характер, поскольку взаиморасчеты между лечебным учреждением и страховой организацией осуществляются позже и всегда корректируются. Но если пациент будет знать, сколько стоит его лечение, у него сам собой отпадет вопрос: «Куда идут страховые медицинские взносы, которые платит за меня предприятие?» Ничего оригинального здесь нет. В частную клинику пациент зашел, он в обязательном порядке получает чек. И в государственных медучреждениях должно быть так же. Основная цель – изменить представление человека о затратах на лечение. Калькуляция – лишний аргумент в пользу бережного отношения к своему здоровью.
– Значит, в суд с такой бумагой идти нельзя?
– Нет, пока нельзя.
– Даже если очевидны подмены и приписки?
– Не думаю, что из такого простого документа можно будет получить такую глубокую информацию… Пока все это только эксперимент по информированию гражданина о стоимости медицинской помощи, предоставленной ему в рамках программы госгарантий. Всего семь пилотных территорий участвуют в эксперименте, в том числе – Тульская область. Вот когда все будет отработано и введено в масштабах страны, калькуляции смогут иметь большую, в том числе – судебную, силу.
– Значит, теперь цель чисто воспитательная: чтобы больной понимал, как его облагодетельствовали…
– Ирония тут ни к чему. Стоимость операций, например, превышает страховые взносы за конкретного человека на годы вперед. И ему делают операцию бесплатно как раз потому, что обязательное медицинское страхование есть форма социальной защиты, когда здоровый платит за больного, а богатый за бедного. Сведения о расходах на лечение стоит предоставить хотя бы потому, что у системы обязательного медицинского страхования есть один существенный недостаток: это невидимая форма социальной защиты.
– То есть?
– Когда Фонд социального страхования выдает инвалиду коляску, когда Пенсионный фонд назначает ему пенсию, это выглядит очень убедительно, предметно. И гражданин понимает: да, в нашей стране есть социальное страхование, есть пенсионное обеспечение. А когда Фонд ОМС перечисляет лечебному учреждению деньги за установку кардиостимулятора тому же инвалиду, он абсолютно ничего об этом не знает и медицинское страхование формой соцзащиты не считает вообще. Теперь, когда стоимость мед­услуг будет для него наглядной, отношение к «бесплатной» медицине, мы надеемся, станет более адекватным.
Нам нельзя стоять на месте
Борис Федорченко, посвятивший медицинским финансам два десятилетия, знает: универсальную для любых времен и реалий систему обязательного медицинского страхования создать невозможно. Как и идеальную систему здравоохранения – в мире нет таковой до сих пор. Поэтому система ОМС постоянно претерпевает изменения, на смену одним установкам приходят другие. Но для больного важны основные принципы – доступность медицинской помощи и, конечно, ее качество. Именно для достижения двух этих составляющих Фонд обязательного медицинского страхования берет на себя все новые функции.
Довольно болезненно в регионе, как и в целом в России, проходил процесс сокращения коечного фонда лечебных учреждений. За годы распределительного советского здравоохранения и медики, и пациенты привыкли к койко-дням, как к фактору, от которого зависит финансирование больницы. Теперь койко-день умер, оплата идет по законченному случаю, то есть вылечил больного за две недели или за одну – цена за лечение та же. Больных перестали держать в стационарах ради приема трех витаминок в день, и раздутая госпитальная база оказалась не нужна…
В процессе сокращения маломощных отделений не должно было пострадать самое главное – доступность стационарной помощи. Контроль за плановой госпитализацией больных доверили территориальным фондам обязательного медицинского страхования. Кстати, именно разработки Территориального фонда ОМС по Тульской области легли в основу методологических рекомендаций фонда федерального, теперь по ним работает вся страна. Команде Федорченко удалось достичь регулировки госпитализации пациентов самыми безболезненными для ЛПУ методами.
На данном этапе через официальный сайт фонда больницы и поликлиники региона в ежедневном режиме выдают сведения о том, сколько мест по каким профилям есть в стационаре, сколько пациентов к каким врачам пришли на прием. Пока это выражается просто в количественных показателях, но в четырех ЛПУ – горбольницах № 10, № 12, в Узловской РБ и Щекинской стоматологической поликлинике – уже налажен персонифицированный учет поступающих. На сайтах медицинских и страховых организаций, а также на сайте терфонда ОМС каждый больной скоро сможет отследить, как продвигается его очередь на плановую госпитализацию. По установленным правилам она не должна превышать тридцати дней. (Для сравнения: в Англии такой срок составляет до шести месяцев.) С начала следующего года виртуальная очередь будет видна на тех же сайтах еще и на целый ряд диагностических и лечебных процедур: рентгенокомпьютерную томографию, эндопротезирование и т. д.
На сайтах федеральных клиник такая услуга давно действует, больные и медики привыкли и считают ее удобной.
Но вот каково больницам?.. Уже сейчас они каждый день заполняют большую «простыню» с пустыми койками, с прогнозом на неделю… А если еще каждую услугу в сетку вбивать…
Борис Федорченко не отрицает: вероятность, что бумажная работа медицинских статистиков может значительно увеличиться, действительно была. Но, проведя анкетирование по вопросам их отношения к системе учета госпитализаций, сотрудники фонда убедились, что этого не произошло. А учет медицинских услуг вообще будет осуществляться на базе статистического талона, который все равно печатается, просто в него  заложат новые функции. Зато больной будет ясно представлять себе свои перспективы, перестанет бояться, что его «обойдут», а повышение прозрачности работы медицинских организаций неминуемо повысит доверие к ним. При этом речь не идет о разглашении персональных данных, о нарушении тайны диагноза. Чтобы узнать свою очередь на госпитализацию или на исследование, в специальное окно на сайте надо ввести только номер врачебного направления, и все.
Сколько стоит душа?
– Борис Николаевич, понятно, что государство стремится к повышению эффективности дорогостоящей стационарной помощи. И все же мы живем не в тундре, где плотность населения такова, что отсутствие больницы в радиусе сотен километров воспринимается как должное. Разве доступность медицинской помощи не означает доступность шаговую?
– В любом административном образовании целесообразность сохранения лечебного учреждения должна упираться не только в финансовые, но и в социальные факторы. Многопрофильного лечебного учреждения в шаговой доступности каждого гражданина быть пока не может. Но способ доставки больного в такое учреждение – вопрос безусловно назревший, требует конкретной программы и расходов. Должны быть хорошие дороги и любой транспорт, вплоть до вертолетов. Амбулатории в глубинке следует сохранять, чтобы они решали проблемы своего уровня и перевода больного в ЛПУ уровнем выше. Все это в работе, на контроле у региональных властей. Трудно назвать медицинские организации, в которых губернатор Владимир Сергеевич Груздев не побывал бы лично. Программа государственных гарантий региона, которую он утверждает, рассчитывается с учетом территориальных особенностей, потребности населения в медицинской помощи.
– Но само финансирование поликлиник – за посещение, а стационаров – за пролеченного больного не оставляет сельской медицине надежды на выживание…
– В поисках социальной справедливости уже с будущего года мы приступаем к подушевому финансированию поликлиник в районах. Допустим, живет на территории сто человек – отдать положенные этому количеству средства, вне зависимости от того, сколько человек из ста имеющихся обращались к врачу.
– Тогда в выигрыше окажутся больницы чернобыльской зоны, где много кто прописан, но мало кто живет…
– Когда-то по подушевому принципу финансировалось все здравоохранение. Но теперь будет учитываться не только прописка, но и желание гражданина прикрепиться к удобной поликлинике, миграция населения за медицинской помощью. Не секрет, что многие жители Ленинского района обслуживаются в тульских больницах. А из Новомосковска, где свое полнокровное здравоохранение, почти никто никуда не уезжает. При подушевом финансировании главный врач будет стараться так организовать работу ЛПУ, чтобы люди не стремились в другие больницы.  
Нам нельзя стоять на месте, тем более что фонду 20 лет, а это возраст дерзаний и новаторства. Но никакие реформы не дадут желаемых результатов, если лечебные учреждения не научатся использовать внутренние резервы. Дело не в том, сколько они зарабатывают, а в том, как правильно заработанное расходуют. Объем средств в сегодняшнем здравоохранении достаточный. Территориальный фонд обязательного медицинского страхования по Тульской области ежемесячно перечисляет в государственные учреждения здравоохранения 900 миллионов рублей. Линейка повышения заработной платы врачей в некоторых ЛПУ уже достигла показателей 2015 года. По плану средняя зарплата врачей в регионе должна быть 36,6 тысячи рублей, а по факту – 40,3 тысячи. У среднего медперсонала вместо положенных 19,6 тысячи уже достигла отметки 21 тысячи рублей в месяц.
За полугодие бюджет фонда выполнен полностью, лечебные учреждения получили 4 миллиарда 903 миллиона 122 тысячи руб­лей. Деньги есть. Будем же тратить их с толком.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему