Общество

09:50, 26 сентября 2014

Владимир Рогожин. Человек и патриот

Владимир Рогожин.  Человек и патриот
 Ольга ЛАНИНА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ

На Аллее Славы перед тульским музеем-шлемом недавно установили три бюста знаменитых оружейников. Один из них посвящен бывшему директору НИИ-147, а потом и предприятия «СПЛАВ» Владимиру Николаевичу Рогожину. Сегодня об отце вспоминает сын нашего великого земляка Александр Владимирович Рогожин.
Интеллигент – значит сведущий
–  Всю жизнь отец посвятил укреплению обороноспособности страны и славы нашего города как оружейной столицы. Много лет проработав на предприятии, которым он руководил, я увидел, каким высочайшим авторитетом и глубоким уважением пользовался папа не только у коллектива, но и у многих представителей заводов и министерств. Впоследствии государство высоко оценило его вклад в создание  артиллерийских гильз и массовых производств реактивных боеприпасов…
Между собой конструкторы «СПЛАВа» называли Рогожина интеллигентом. За широту взглядов, кодекс чести и любовь к Родине.  
По следам родословной
В семье нас, детей, было двое – старшая сестра Нина Владимировна и я. Родословной мы специально не интересовались, да и отец ни на чем особенном внимание не заострял.    
Знаю только, что до революции мой дед (отец Владимира Николаевича) жил в Богородицке. Потом экстерном окончил юридический институт и в начале прошлого века стал поверенным в делах супруги Льва Николаевича Толстого. За добрую службу она подарила ему цветную фотографию писателя, бывшую тогда большой редкостью.
Моя бабушка по отцовской линии происходила из семьи служащих, работала в библиотеке, была женщиной начитанной и, по свидетельству знакомых, считалась «академиком» домашнего хозяйства.
Владимир Николаевич с детства рос в атмосфере духовности. Любовь к печатному слову он пронес до глубокой старости, знал наизусть произведения классиков и цитировал по памяти целые куски из поэм. А когда зрение начало подводить, просил домашних почитать ему вслух…
Владимир Николаевич учился в тульской школе, которая сегодня называется шестой, заканчивал ее как девятилетку. В тридцатые годы не предполагалось, чтобы бывший школяр сразу поступал в вуз. По правилам того времени прежде следовало получить рабочий стаж. Только благодаря усилиям деда Рогожина-младшего досрочно приняли в Тульский механический институт. Окончил он его с красным дипломом по специальности «Ковочно-штамповочное производство» и сразу попал на завод «Новая Тула» (впоследствии комбайновый завод. – Ред.).
В оборонке
Квалифицированных кад­ров в те годы остро не хватало, а с высшим образованием – тем более. Поэтому отец быстро дорос до начальника цеха. Работы, как и ответственности, было с избытком. Частенько Владимир Николаевич даже ночевал на заводе, прямо в своем кабинете. Просто когда заканчивалась его «смена», трамваи уже не ходили.
С началом Великой Отечественной войны предприятие эвакуировали в Новосибирск. Молодой человек без должного жизненного опыта ничего толком и не взял с собой. Поэтому после нескольких месяцев путешествия в теплушке доехал до места чуть живой. Но о том, чтобы уклониться от эвакуации, не могло быть и речи. Я расскажу вам интересный  факт, который на многое в его жизни прольет свет. Когда началась война, первое, что сделал отец, – купил бутылку шампанского и поставил в погреб, чтобы, когда война закончится, выпить за нашу победу.
В Новосибирске благодаря внедрению сокращенного технологического цикла при его участии в кратчайший срок запустили производство гильз. Причем без потери качества. За это Рогожин был награжден орденом Красной Звезды. С большим трудом в конце вой­ны отец сумел вернуться в Тулу. Его не отпускали, потому что и на востоке страны специалистов остро не хватало.
А в 1946 году отец уже работал в научно-исследовательском институте № 147. Начинал простым инженером, а дослужился до генерального директора, не перепрыгнув ни одной ступени карьерной лестницы. Владимир Николаевич вызывал уважение окружающих не тем, что льстил и заискивал перед начальством, он просто был профессионалом и порядочным человеком. По тем временам, когда директоров снимали за малейший промах, он  на должности руководителя оборонного института сумел проработать почти четверть века…
Рогожин возглавил НИИ в 1964 году – в тяжелейшее время, когда только разворачивался выпуск установок «Град». Местом производства определили завод «Штамп». До этого предприятие изготавливало самовары,  торговое оборудование и гильзы. А теперь предстояло создавать новые производства! Людям, никогда в жизни не имевшим дела с реактивными системами залпового огня, пришлось осваивать с нуля боеприпасы для «Града». Производства такого масштаба не было ни до, ни после этого периода. С 1965 года до самой перестройки 90-х «Штамп» работал в три смены шесть дней в неделю и еще в две смены по воскресеньям.
Для широкой публики отец долгие годы оставался в тени. Но до самого выхода на пенсию, в 1985 году, под его руководством осуществлялось технологическое сопровождение производства реактивных систем залпового огня «Град», «Град-1», «Ураган», «Смерч». Владимир Николаевич организовывал производство снарядов на заводах страны. Выпуская новые изделия, конструкторы день и ночь трудились над тем, чтобы снизить их себестоимость и повысить коэффициент использования металла. А уж о том, чтобы пропустить брак, и помыслить было нельзя. На отце лежала колоссальная ответственность, но он умел выдерживать нагрузки. Рабочий день давно заканчивался, а телефон в кабинете продолжал звонить. По разным производственным проблемам с ним консультировались заместитель министра, начальник главка и многие другие. Потому что технологию РСЗО он пропускал через себя, он каким-то странным образом «чувствовал» весь процесс…
В 1976 году Владимиру Николаевичу присвоили звание Героя Социалистического Труда и вручили орден Ленина и золотую медаль «Серп и Молот».
В семье
Считаю, что вытянуть тяжелую ношу отец смог только за счет двух факторов: прочнейшего тыла в виде жены и увлечений в виде рыбалки и охоты. В течение многих лет после рабочей недели – ежедневно по 10–11 часов – в субботу он уезжал на природу. Владимир Николаевич был организатором даже в этом деле. Он создал из рабочих и инженеров предприятия потрясающий коллектив «высококвалифицированных» охотников…
Наша замечательная мама – Татьяна Александровна в какой-то мере тоже разделяла груз непростой должности. Отец познакомился с будущей супругой еще в школе, а поженились они только после вой­ны. Наверное, детство этой женщины рано закалило ее характер, сформировало некую жизненную философию. Родилась Татьяна Александровна в революционном Петрограде, когда детям вместо молока давали на талоны семечки. Всю Гражданскую войну семья провела на Украине, которую «полировали» то белые, то  красные, то банда Махно. Ей довелось видеть многое, в том числе и расстрелы людей на глазах у жителей…  
Мама получила высшее образование, но по настоянию мужа посвятила себя семье. Отец никогда не ходил в столовую, на протяжении многих лет он обедал дома с газетой в руках. Это был свое­образный семейный моцион. Не расставались родители и во время отпуска отца.  
Сейчас, спустя годы, жалею лишь об одном – что многого не спросил у него в свое время, а хотелось бы…

Ранее на тему