Общество

09:00, 10 июня 2016

Влюбленные в Россию

Влюбленные в Россию
Мы – русские, и этим все сказано! Утверждение, понятное лишь нам самим. А какими видят нас они, иностранцы, приехавшие в Россию не по туристической путевке на неделю-две-три, а хотя бы на месяцы или даже на годы? Что они говорят о нас, наших традициях, обычаях, манерах, природе и погоде…

     Антонина МАРКОВА,
    Андрей ЖИЗЛОВ,
    Зинаида КАШТАНОВА,
    Марина ПАНФИЛОВА,
    Дык НГУЕН

С Тулой в сердце
Уроженцу Республики Сербской Даниелю Миливоевичу 27 лет, последние одиннадцать – он живет в Италии. В свои годы он успел окончить университет в Венеции, там же, в городе на воде, устроиться на престижную работу, выучить несколько языков, но главная его гордость – объехал почти всю Россию.
Сербский народ очень трепетно относится к русским, и Даниель – не исключение. На вопрос: «Почему так?» – отвечает просто: «Это невозможно объяснить, но мы считаем русских братьями, а Россию – матушкой. У нас общая кровь, история и вера». Именно поэтому еще в школьные годы наш герой увлекся изучением культуры государства Российского.
Особое место в сердце Даниеля занимает Тула. Даже в соцсети последние несколько лет в графе «фамилия» значится Тульский вместо Миливоевич. В нашем городе он не только знакомился с традициями россиян, но и совершенствовал знание русского языка, который начинал изучать еще в Венеции.
Молодой человек впервые при­ехал в Россию в июне 2013 года.
Сначала говорить на языке Толстого и Достоевского учился в столичном Государственном институте русского языка имени А. С. Пушкина. В сентябре того же года по экспериментальной программе венецианского университета приехал в Тулу в педагогический университет. Тогда Даня в компании 19 таких же студентов провел в оружейной столице три месяца. Примечательно, что он был единственным не итальянцем.
– Туляки меня встретили как родного, – вспоминает Даниель свою первую поездку в город пряников и оружия. – Когда у меня спрашивают об отношении русских к нам, иностранцам, я отвечаю, что никогда не видел столько хороших и отзывчивых людей, как в Туле. Для нас тогда организовали поездки по разным достопримечательностям города: музеям, кремлю, памятникам, побывали и в усадьбе Льва Толстого, а также самостоятельно организовали поездку в Богородицк – оттуда родом наша преподавательница в венецианском университете. Тогда мы старались запечатлеть на свои телефоны и фотоаппараты как можно больше, чтобы сохранить память о Тульской земле. Даня буквально влюбился в нашу страну и Тулу. Устраиваясь на работу в Италии в компанию, занимающуюся продажей мебели по всему миру, он попросил, чтобы его как можно чаще командировали в Россию. Так он побывал уже во Владимире, Нижнем Новгороде, Казани, Екатеринбурге, Перми, Красноярске, Иркутске, Сочи и даже Владивостоке и Хабаровске!
Но, как признается сам Даниель, все же его тянет в оружейную столицу, и он старается при любой возможности приехать сюда и встретиться с людьми, которые стали ему хорошими друзьями.

Хороши российские просторы
Студент ТулГу из Вьетнама Дык Нгуен, про чье творчество недавно писала наша газета, живет в Туле уже шесть лет, учится на юридическом факультете, некоторое время был президентом Вьетнамского землячества.
– Мои соотечественники стали приезжать в Тулу давно, больше тридцати лет назад, – рассказал он. – И родители некоторое время здесь жили: отец – переводчик, работал и учился, потом к нему перебралась мама, она занималась коммерцией – это было 23 года назад. Я, тогда еще трехлетний, жил дома с родственниками.
Вернувшись, мама и папа часто между собой разговаривали по-русски, и этот язык я слышал с детства, постепенно стал учить: отец и во Вьетнаме работал переводчиком и, увидев мой интерес, стал давать мне уроки. А еще рассказывал про огромную загадочную страну, где живут красивые люди и есть четыре времени года…
Нам с друзьями Россия понравилась сразу, с первых шагов по ее земле, хоть и заснеженной: мы прилетели в Москву в ноябре и там впервые увидели снег. Но к холоду быстро адаптировались…
Поначалу мне было неуютно жить и в общежитии ТулГУ, привык к домашним условиям, а тут – ребята из разных стран, к ним еще и гости приходят, много народу – коммуна! Но и этот быт постепенно стал нравиться.
Когда мы пришли впервые на занятия в группу, русские студенты с интересом отнеслись к тому, что у них учатся азиаты, они нас расспрашивали о Вьетнаме, рассказывали о себе. Подружились быстро, в учебе помогаем друг другу – мы им, они – нам: экзамены – общее для всех испытание, а студенческое братство – самое крепкое.
Вьетнамское землячество в Туле очень организованное, у нас бывают частые экскурсии – по России, по Тульской области, в местные музеи. Я пока еще не очень много путешествовал по стране: был в Липецке, в Калуге. Ну и конечно, в Москве и в Питере. В столице прежде всего посетили с друзьями Красную площадь, потому что у нас на родине, если речь заходит о России, то первым делом вспоминают ее и Кремль.
В Тульском кремле мы тоже часто гуляем: это так интересно, когда в центре города вдруг перед тобой предстает старинная средневековая крепость. Словно видишь иллюстрации к прошлому. А еще мы постоянно принимаем участие во всех праздниках – Днях города и Тульской области, 9 Мая вместе со всеми шли в колонне «Бессмертного полка», и люди нам улыбались…
Вообще, в России очень открытые люди, у нас более сдержанно себя ведут, а вы не скрываете эмоции, мне это нравится. Как и многое другое: красивые люди, красивые пейзажи, русский хлеб, борщ и пельмени.
Здесь у меня насыщенная жизнь: я учусь, занимаюсь творчеством. Во Вьетнаме если ты осваиваешь профессию юриста, то уже с первого курса должен заниматься только юриспруденцией, жить в этой сфере – и ни шагу в сторону! Требуется, чтобы были сформированы политические взгляды, имелись практические навыки, ты должен четко продумать, кем и где будешь работать, как продвигать свою карьеру… А здесь, обучаясь в магистратуре на юриста, я могу себе позволить интересоваться еще многим. Дома, мне кажется, от творчества уже пришлось бы отказаться, а я не могу себе представить жизнь без него!..

Зима, Толстой и сырники
У иранки Фарзане Шафии знакомство с Россией началось с русского языка. Именно его она выбрала, когда решила поступать на лингвистическое отделение тегеранского вуза. А сейчас она живет в нашей стране, изучает русскую культуру и православие и рассказывает о них своим соотечественникам.
– По сравнению с английским языком это был совершенно другой мир, алфавит, звуки, буквы. Я сразу полюбила русский, – говорит она.
По окончании вуза, поработав переводчиком в спортивной сфере (российские тренеры востребованы в Иране), Шафии отправилась в Москву – учиться в магистратуре Института русского языка имени А. С. Пушкина. А затем при содействии иранских властей Фарзане поступила в аспирантуру. Сегодня она вспоминает: первые полгода жизни в России были трудными.
– Во-первых, я очень скучала по дому и семье, во-вторых, в первый же год здесь была очень суровая зима, я постоянно мерзла и никак не могла согреться, – рассказывает иранка. – Я жила в общежитии, там везде были сильные сквозняки. И наконец, сложные книги: я ничего не понимала. Постоянно сидела дома с книгами и словарем и очень удивлялась, как такое может быть: четыре года я училась в университете, пять лет работала переводчиком, книги переводила, но не могу ничего понять.
Фарзане в эти непростые времена поддерживали русские друзья. Да и вообще о нашем народе и нашей стране у нее в основном добрые впечатления.
– Русские очень хорошие. Многие говорят, что они холодные, но я с этим не согласна. Когда издалека смотришь на русских людей, они, как правило, неулыбчивые на улице, но, когда знакомишься, видишь, насколько у них добрая душа. Можно даже сказать, восточная душа. Я не имею в виду, что восточная – это нечто особое, но, если сравнивать Восток и Запад, Восток – он более открытый, более душевный. Вот и у русских такая душа.
Не оставила равнодушной Фарзане и наша кухня.
– Раньше мы с друзьями в общежитии по выходным готовили блины, вместе завтракали. Недавно я научилась готовить сырники, теперь иногда делаю их себе по утрам. Еще я очень люблю борщ. В России я открыла для себя грибы, в Иране у нас продается в магазинах только один их вид – шампиньоны, а здесь выбор гораздо больше. И люблю салаты русские, такие как винегрет и другие.
Правда, некоторые черты поведения наших людей выбивают иранку из колеи.
– Я теряюсь, когда со мной громко говорят. Например, однажды в метро, когда я покупала проездной билет, женщина почти что кричала на меня, отчего я еще больше терялась. Такие моменты иногда даже доводили до слез. И бывает, на улице, когда мужчины задевают, толкают – это, конечно, тоже очень выводило из равновесия.
Возможно, придет время – и Фарзане побывает на Тульской земле. А пока ее к ней приближает Лев Толстой.
– У меня была определенная цель: писать о нем, о его мышлении, о его философии, взглядах на мою любимую тему – религию. Я люблю изучать и сравнивать разные религии. По моему мнению, у всех вероисповеданий есть очень много точек соприкосновения. Я прочитала все известные творения Толстого – и «Анну Каренину», и «Воскресение» – они произвели на меня сильное впечатление.