Рекламный баннер.

Общество

09:00, 08 мая 2015

Война – одна на всех, и Родина – одна

Война – одна на всех,  и Родина – одна
 Людмила ИВАНОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

– Хоть за время боев солдатская душа и загрубела, но страшно на войне было каждый день. А самой ужасной битвой я бы назвал форсирование Днепра, когда от крови тысяч убитых  солдат ледяная вода в реке стала красной, и в ней плыли оторванные руки и головы, и переполненные людьми и пулеметами лодки шли ко дну, и плоты с бойцами и лошадьми сильным течением уносило в море, над головами, не прекращая, свистели пули, а река то и дело вздымалась от разрывов снарядов...


Фронтовик Борис Васильевич Жижин сегодня с волнением вспоминает те страшные события, а когда вместе со своими бойцами переплывал на правую сторону Днепра, меньше всего думал о том, что и сам может найти здесь последнее пристанище.

От Кавказа
до Берлина

К 13 марта 1944 года, когда поступил приказ форсировать Днепр, Жижин уже был командиром роты. В армию его призвали в 1940 году, сразу после окончания средней школы №2, что находилась в Туле, на улице Епифанской. Наш земляк попал в горноспасательный полк, который базировался в Грузинской ССР на границе с Турцией. В том же году шел набор в Бакинское пехотное военное училище. Жижин прошел медкомиссию и был зачислен в курсанты.
В мире уже пахло войной, и сроки обучения сократили с двух лет до одного года. Как отличника Жижина оставили в учебном заведении. Он стал командиром взвода курсантов и до войны успел выпустить молодых офицеров.
Когда немцы подходили к Кавказу, училище расформировали и Бориса Васильевича отправили в боевую часть под Моздок, где он стал командиром взвода разведки отдельной стрелковой бригады.
В одном из первых боев наш земляк получил ранение в бедро. Отлеживаться в госпитале было некогда, и как только прошла хромота, Жижин снова вернулся на фронт, в свой батальон, который уже стоял на левом берегу Днепра.
Форсирование огромной реки началось в пять часов утра. Рота Бориса Васильевича переправлялась одной из первых, и это многим спасло жизни. Левый берег реки был пологим, а правый, на котором стояли фашисты, высоким, и они лупили по нашим из всех орудий, которые имелись в наличии. Но опомнились немцы не сразу, а Жижин с товарищами уже успели доплыть до середины Днепра, поэтому вражеские пули и снаряды ложились далеко сзади.
Едва достигнув вражеского берега, рота Бориса Васильевича схватилась с немцами врукопашную, вышла из схватки победительницей, удерживала небольшой плацдарм до подхода основных сил.
За эту операцию Жижин получил орден Красного Знамени, а к концу войны на его груди горели уже три такие награды. Кроме того, Борис Васильевич был награжден тремя орденами Отечественной войны I и II степени и многими медалями.

Мы не делились
на русских
и нерусских

Наш земляк освобождал Николаев, Очаков, Одессу. В Ковеле боролся с бендеровцами и видел своими глазами, сколько бед они приносили мирному населению, издеваясь над беззащитными девушками, глумясь над стариками. Потом Жижин шел через Варшаву, и местное население с радостью встречало советских освободителей: жители устраивали  праздники, звали солдат за столы, просили сфотографироваться на память.
21 апреля 1945 года Борис Васильевич вместе с однополчанами уже был на окраине Берлина, и вскоре бойцы дивизии, в которой он служил, водрузили свое знамя на Бранденбургские ворота, находившиеся в нескольких сотнях метров от Рейхстага.
– Нам говорили, что Берлин – четвертый по величине город мира, – вспоминает Жижин, – Но мы знали только, что он насыщен огромным числом огневых точек. Конечно, мы были бы не прочь полюбоваться на красоты немецкой столицы, но война ее сильно разрушила. Улиц как таковых уже не существовало, все завалило кирпичом, и мы шли по домам, сражались за каждый этаж.
Бок о бок с Борисом Васильевичем бились с фашистами узбеки, татары, калмыки, и о каждом из боевых товарищей у него остались только лучшие воспоминания:
– Война была одна на всех, и Родина – одна. Мы не делили друг друга на русских и нерусских. Мы все были одной семьей. У кого-то дома остались жены и дети, братья и сестры, у кого-то гитлеровцы замучили всех родных, поэтому нам было за что сражаться...

Прокурор, заслуженный юрист...
Жижин окончил войну в звании капитана, первым помощником начальника штаба стрелкового полка. В апреле 1947 года он вернулся в Тулу и по направлению партии поступил в Ростовскую двухгодичную юридическую школу. С тех пор вся его жизнь связана работой в прокуратуре.
В 1954 году он окончил Всесоюзный юридический институт, был назначен начальником отдела областной прокуратуры по надзору за органами милиции, затем – старшим помощником прокурора области по надзору за следствием в органах госбезопасности.
С 1974 года Борис Васильевич работал начальником отдела по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах и с этой должности в 1983 году ушел на заслуженный отдых.
Что больше всего запомнилось из прокурорской практики? Пожалуй, время развенчания культа личности Сталина и 30 тысяч дел репрессированных, которые пришлось рассмотреть заново...
Как высококвалифицированному работнику за заслуги в укреплении законности Борису Васильевичу присвоено почетное звание «Заслуженный юрист РСФСР».
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий