Общество

00:00, 13 мая 2017

Возвращаются домой дембеля…

Возвращаются домой  дембеля…
Людмила ИВАНОВА
Елена КУЗНЕЦОВА

Укомплектованность Вооруженных сил – это залог безопасности нашей страны. 1 апреля в России стартовал весенний призыв, который продлится до 15 июля.

Опыт прошлого года показал, что наш регион выполняет задание по призыву в полном объеме. В войска отправились 3086 человек. 650 имели военно-учетные специальности – в армию ушли водители, сварщики, повара, трактористы, токари, фельдшеры, специалисты компрессорных установок, слесари по ремонту автомобилей.
Ну а сегодняшняя наша публикация о тех, кто уже вернулся со службы. Парни разных возрастов и привычек, они не знакомы друг с другом. Но все же есть то, что их объединяет: смелость и целеустремленность, ответственность за свои поступки, желание учиться новому и быть нужными семье и обществу. Все эти качества делают их настоящими мужчинами и настоящими защитниками.

Никита Кочетков вернулся из армии в конце апреля, но до сих пор просыпается ровно в шесть. Отбой и подъем по распорядку стали за год настолько привычными, что внутренний звоночек – пора вставать! – срабатывает даже дома.
Но парень возвратился как раз перед майскими выходными, поэтому еще есть возможность понежиться в постели. Ну а потом – вперед за знаниями!
В 2015 году Никита Кочкетков окончил бакалавриат Российского экономического университета имени Плеханова, поступил в магистратуру, а потом специально взял академический отпуск, чтобы отслужить в Вооруженных силах и получить военный билет.
– Еще в школе, проходя медкомиссию, я получил группу «А» – то есть здоровья хватало, чтобы служить в любых вой­сках. Поначалу должны были отправить в ракетные, но уже на сборном пункте и меня, и других ребят посадили в троллейбус и отвезли в 51-й полк тульской дивизии, – улыбается недавний дембель. – Так и началась моя служба в ВДВ.
Было ли сложно? Поначалу – очень. Притом что Никита с детства занимался футболом, с первого класса играл за юношескую команду «Арсенал». Но, по словам нашего героя, это не значит, что нагрузки были неадекватными. В конце концов, категория «А» дается только здоровым ребятам. Трудности же были в том, что постоянно хотелось есть и спать. Но месяца через два организм привык к строгому распорядку: отбой в 22.00, подъем в 6.00, зарядка, столовая, лекции, боевая подготовка, тихий час… И вот тут оказалось, что еды хватает, а восьмичасового сна вполне достаточно, чтобы выспаться.
– Когда срастаешься с армейскими буднями, становится совсем не трудно. А если рядом хорошие командиры, то период вхождения проходит легко и без стрессов. Мне в этом плане очень повезло. Один, к примеру, отличался удивительной справедливостью и стоял горой за своих подчиненных. Другой обладал отменным чувством юмора и всегда умел разрядить обстановку. Могу ли назвать по фамилиям? Конечно! Я с огромной благодарностью вспоминаю четверых гвардейцев – капитана Кашапова, капитана Орефичева, прапорщика Плющева и сержанта Подливальчева.
…В течение года Никита Кочет­ков успел послужить в ­нескольких точках дислокации тульской десантной дивизии. Его военная специальность – электрик-опе­ра­тор. Проведение стрельб во многом зависело от его работы. Ну и, конечно, прыгал с парашютом:
– Десантирование – это нечто непередаваемое! Конечно, прыжок ожидаешь с волнением. Но в самолете уже нет ни боязни, ни страха. Первый – пошел! Второй – пошел! Я был четвертым. Каждое движение проходит на автомате, потому что прыжкам предшествуют тренировки и подготовка. Купол открывается – и ты зависаешь в воздухе. Полет длится минуты три, но за это время ты успеваешь прийти в себя, посмотреть по сторонам – не летит ли кто-то тебе наперерез, развернуть парашют по ветру. Еще несколько мгновений – группировка и приземление. Ощущение такое, что ты проходишь компьютерную игру, только адреналина гораздо больше…
– Знаете, – признался Никита, – благодаря армии я посмотрел на жизнь с другой стороны. На «гражданке» ни за что бы не прыгнул с парашютом, а здесь – нельзя, иначе не десантник. Ну а самым главным навыком стало общение с людьми. Если в обычной жизни ты с кем-то поссорился, то можешь порвать отношения и больше не пересекаться с этим человеком, а в армии – тесный коллектив. Хочешь не хочешь – учишься мириться, находишь общий язык.
Скоро парню опять в Москву. Никита собирается устроиться на работу и заочно окончить магистратуру. Жизнь в столице уже научила его самостоятельности, армия – дисциплине, а к важным документам прибавился военный билет. Все это вместе – надежная основа для отличной карьеры.


Отец Дениса умер, когда пацану было 12 лет. Трудности переходного возраста могли бы обрушиться на маму и бабушку, но как-то сразу подросток понял, что именно он теперь отвечает за семью. И подставил обеим свои хрупкие мальчишечьи плечи.
Окончив школу, он поступил в Тульский промышленный техникум, а когда исполнилось 18 лет, собрался в армию.
– Сначала сказали, что буду служить во Внутренних вой­сках МВД России, но пока доехал от Тулы до Балашихи, оказалось, что стану бойцом Росгвардии.
В тот раз в отдельную дивизию оперативного назначения из нашего региона попали 14 новобранцев. Но там раскидали по разным ротам.
– Очень боялся, что, придя в армию, чего-то не пойму, не сумею выполнить приказ, – признается Денис Серегин. – Но сразу началась строевая подготовка, занятия по боевой, чистка оружия, наряды по столовой, появились броник, каска, АК-74… И совсем скоро я почувствовал себя настоящим солдатом. Сегодня, когда армия уже позади, я понимаю, что становление каждого бойца проходило под мудрым и чутким руководством. Лично для меня настоящим примером стал наш ротный капитан Наумов, который был для ребят и отцом, и старшим братом, и опытным наставником. Он учил, объяснял, показывал на личном примере; водил на зарядку, привез телевизор, повесил в роте турник, чтобы мы занимались в любое время. А еще всегда говорил: не стройте из себя героев, если заболели. В итоге в нашей роте всегда была хорошая дисциплина, мы уважали Наумова и старались его не подводить…
Трудно ли было вливаться в армейский коллектив? У Дениса такой проблемы не было. Сам он общительный и спортивный, и в школе, и в техникуме играл в футбол, так что коллектив его не пугал. Ну а дедовщины не было совсем. Тот же ротный сразу предупредил, чтобы ему докладывали о любых конфликтах, а по вечерам в обязательном порядке солдат осматривали на наличие синяков. Да и какая может быть дедовщина, если все подчиняются одному командиру, ­стоят в одном строю и выполняют одни задачи?
Служба в отдельной дивизии оперативного назначения имела свои особенности. В качестве культурной программы бойцов возили на соревнования по самбо – парнишки надевали парадную полицейскую форму и с удовольствием болели за сильных и смелых. Ну а на митинги или футбол они отправлялись в повседневном обмундировании и заступали на охрану общественного порядка. К счастью, применять спецсредства не пришлось ни разу.
И все же мысль о том, что ты настоящий защитник, никогда не оставляла. Каждое утро докладывалась оперативная обстановка, а возле баталь­она всегда стоял бронетранспортер в полной боевой готовности.
Но сказать о том, что вся служба состояла из тревог и нервного напряжения, было бы неправильно. Спорт и досуг никто не отменял. Ну а на выходные можно податься в увольнение.
– Вы не поверите, но я не любил выходить за пределы части. Сразу хотелось в Тулу, вспоминались мама и друзья, любимая собака, – говорит Денис. – К московским ребятам постоянно приезжали родители и приятели, а у тех, кто призывался из других регионов, гости бывали нечасто. Но нам разрешалось звонить домой…
Гвардеец Серегин должен был вернуться из армии 25 апреля или 15 мая. Его сразу предупредили: «Если поторопишься со сдачей анализов, успеешь к первому сроку». Стоит ли удивляться, что Денис летал за справками автоматной пулей? А тут подоспела и настоящая удача – команду дембелей отправили домой 20 апреля. И наш герой вернулся к родным в день своего рождения.
Чуть позже парень отметился в военкомате, а теперь собирается на медицинскую комиссию, чтобы устроиться на работу. По окончании техникума он получил две специальности – «слесарь по ремонту строительных машин» и «газоэлектро­сварщик». Денис мечтает трудиться на «Сплаве». А путевка в жизнь уже на руках: военный билет сегодня открывает перед парнями любые дороги.
Ну а защитником он останется, как и прежде, да и плечи после армии стали крепче.


Соединить воедино воинскую дисциплину, физические нагрузки и научные изыскания вполне возможно. Но становятся счастливчиками – лучшие из лучших. В течение года в научные роты Российской армии попадают от силы 60 новобранцев. Огромный конкурс – 8–10 человек на место – помогает отобрать самых достойных.
Одним из них оказался наш земляк.
– В научной роте ­служил мой однокурсник, кроме того, на сайте ­ТулГУ есть целая страница, посвященная этой теме. Поэтому, взвесив свои возможности, я понял, что это армейское новшество будет для меня оптимальным, – вспоминает консультант информационного центра избирательной комиссии Тульской области Дмитрий Толоконников.
На тот момент молодой человек уже с отличием окончил магистратуру и работал в НПО «Стрела» в должности ин­же­не­ра-про­грам­мис­та. Чтобы попасть в научную роту, требовались высшее образование, красный диплом, высокие баллы Единого государственного экзамена, научные публикации, крепкое здоровье – и все это было в наличии.
Дмитрий Толоконников подал документы заблаговременно и полтора года назад был призван в Космические войска.
– Служил я в столице Московской области городе Красногорске. Условия проживания в казарме считаю отличными. Мы размещались в кубриках по три человека, там же была душевая кабина. Рядом – спортивный зал, комната для досуга и научной деятельности. С понедельника по четверг мы трудились на местном заводе, который специализируется на выпуске оптических и оптико-электронных приборов или на предприятии оборонно-промышленного комплекса, занимающемся разработкой и созданием больших космических информационно-управляющих систем. Среди моих однокашников были программисты, математики, прочнисты, конструкторы. И всех нас называли операторами. Мы занимались разработкой программных комплексов, внедрением новых композитных материалов, а контролировал научный руководитель.
Стоит учесть, что все солдаты научной роты имели высшее образование. Поэтому и офицеры, которые были рядом с ними, имели опыт работы в научной сфере. За счет этого обеспечивался достаточно высокий уровень производительности.
Но в пятницу наука отходила на второй план. Это был день боевой подготовки. Парни выезжали на стрельбище или проходили курсы армейского рукопашного боя, сдавали нормативы, слушали лекции.
В субботу же – парко-хозяй­ственный день. Как и другие армейцы, они заступали в наряды. Ну а воскресенье проходило по плану выходного дня. При этом времени хватало на многое. Операторы научных рот наравне с курсантами военных училищ участвовали в олимпиадах по математике, информатике и английскому языку и получали отличные результаты.
Позже, когда пришло время увольняться в запас, они имели возможность подписать контракт с Министерством обороны и, став офицерами, продолжить службу в военных подразделениях. Из 30 человек, призванных в научные роты вместе с Дмитрием Толоконниковым, 8 человек остались в армии. Ну а наш земляк вернулся на родину.
– Служба научила меня совершать поступки, на которые раньше я бы не решился. Я понял, что можно выходить из зоны комфорта и пробовать что-то новое и непривычное. Возвратившись домой, подал документы в кадровый резерв, нашел себе место в Избирательной комиссии Тульской области и теперь занимаюсь организацией выборов Президента Российской Федерации. Мои обязанности – введение новых технологий, контроль за соблюдением федеральных законов, использование государственной информационной системы, предназначенной для автоматизации избирательных действий.
…Много лет назад, отправляя сына в школу, мама научила его читать и писать. Большего от нее не потребовалось – мальчик оказался смышленым и целеустремленным. Трудно было только в том плане, что очень рано не стало отца. Но Дмитрий и сам давно уже настоящий мужчина, ее надежда и опора. А служба только закалила характер.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий