Рекламный баннер.

Общество

13:44, 24 января 2018

Взрыв на рассвете

Взрыв на рассвете
 Сергей МИТРОФАНОВ
 сайт waralbum.ru

Мы продолжаем знакомить читателей с ранее неизвестными документами об удивительных похождениях агентов абвера из числа пленных красноармейцев, забрасываемых в 1942 году в наш регион. Они проникали в советский тыл по-разному. Некоторые десантировались над Арсеньевским районом. Именно такой способ использовался Анатолием Стальгоровым и другими курсантами Орловской разведшколы. Иные преодолевали линию фронта пешком – документы об одном из таких агентов лишь недавно рассекретили в Государственном архиве Тульской области.

Забыл отца
Этот человек появился в Болоховском районе 20 июня 1942 года, а 22-го был задержан и направлен в контрразведывательный отдел Управления НКВД по Тульской облас­ти. Мужчина назвался Александром Васильевичем Андреевым. Однако никаких документов, удостоверяющих личность, не имел. Задержанный сообщил о себе следующее: он появился на свет в 1902 году в деревне Бубново Смоленской области, беспартийный, малограмотный, из крестьян-середняков, женат и имеет дочь. Со слов допрашиваемого, перешел линию фронта, направляясь из города Орла, где работал жестянщиком в ремонтно-строительной конторе. «Произведенной проверкой установлено, что Андреев до 29 апреля 1942 года проживал в Орле и находился в плену у немцев. Этого же числа из плена сбежал и 1 мая в 20–25 километрах западнее Орла свободно перешел линию фронта, – говорится в архивных документах. – Следовал в Тулу через города Сухиничи, Белев, Плавск, Перемышль и Болхов, пройдя это весьма большое расстояние пешком за 35 дней. Следуя по территории Тульской области, не знал, что имеются райвоенкоматы». Андреев якобы собирался явиться в военкомат Тулы, чтобы встать там на учет и затем устроиться на работу, поскольку от военной обязанности был освобожден.
Конечно, контрразведчиков из всего сказанного Андреевым на подозрения наводило многое. Но самым главным аргументом в пользу того, что допрашиваемый явно что-то скрывает, стало следующее: мужчина перепутал имя своего отца… «Поэтому имеются все основания полагать, что фамилия, имя, отчество вымышленные. Показания Андреева являются путаными и лживыми, из которых усматривается, что он завербован немецкой разведкой и переброшен на территорию, занятую частями Красной Армии, с разведывательной целью, а поэтому на основании изложенного Андреева подвергнуть аресту и обыску», – сказано в документах.

Андреев,
он же Коновалов
В процессе дальнейшего расследования силовики установили: задержанный ими человек – вовсе не Андреев, а Александр Павлович Коновалов, родившийся в 1904 году в деревне Редково Козельского района Смоленской области. Окончил 3 класса. Из крестьян-середняков. Военнообязанный. Женат, имел девятилетнюю дочь. До призыва в РККА трудился в Орле в ремонтно-строительной конторе жестянщиком.
«Будучи призванным в ряды РККА в городе Орле и зачисленным в 45-й распределительный батальон, в октябре 1941 года вместе со своей частью в районе города Сухиничи попал в окружение немецких войск. Пробираясь к себе на родину в Козельский район, в ночь на 1 февраля 1942 года в одной из деревень был взят в плен», – выяснили тульские контрразведчики. В неволе выполнял различные работы. А 7 февраля в Сухиничах Александра вызвали «в штаб немецкой части, где одним из офицеров разведки был завербован и этого же числа переброшен в тыл Красной Армии с заданием шпионского характера». Перед переходом линии фронта Коновалов совместно с немецким офицером выбрал направление своего передвижения в советском тылу. Чтобы не навести на себя подозрение, новоиспеченный агент воспользовался легендой: он вышел из окружения и теперь идет к себе на родину. Дома Александр Павлович прожил около месяца. А 2 марта 1942 года явился в райвоенкомат Козельска, откуда вместе с другими вышедшими из немецкого окружения людьми был направлен на пересыльный пункт в Калугу, а затем в спецлагеря для работы на шахте № 13 в Донском районе Тульской области.

Мина
под товарным поездом
Правда, 17 июня мужчина в Донском подался в бега. А при его задержании в Болоховском районе скрыл и свою фамилию, и общение с германской разведкой, и дезертирство. Виновным себя он признал полностью.
Коновалова, содержавшегося под стражей в тюрьме № 1 города Тулы, обвинили в измене Родине. Следственное дело № 4823–42 решили направить на рассмотрение Особого Совещания при НКВД СССР, предложив применить к обвиняемому высшую меру наказания – расстрел. И дальше следы этого человека теряются…
Ну а мы возвращаемся к разговору о диверсанте Стальгорове, документы о похождениях которого в распоряжение нашей редакции предоставили сотрудники пресс-службы регионального Управления ФСБ России. Лейтенант госбезопасности Смородинов докладывал: в Арсеньевском районе 8 июля 1942 года в 4 часа 15 минут под проходившим товарным поездом взорвалась мина. «В результате поврежден путь – отломаны концы двух рельс и поломаны шпалы», – информировал офицер. А вот еще одну диверсию в тот же день удалось предотвратить: бдительные дорожный мастер Лазарев и бригадир пути Цветков осматривали утром «железку» и обнаружили на перегоне Арсеньево – Манаенки «две немецкие подрывные шашки в металлических коробках темно-зеленого цвета, связанных между собой проволокой». А при осмотре местности в полусотне метров от полотна в лесу нашли этикетку от шашек и нож с деревянной ручкой в кожаном чехле. Очевидно, все это оставил Стальгоров.

Продолжение следует.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

На эту же тему