Общество

00:00, 24 июня 2017

Я встретил победу в середине мая

Я встретил победу  в середине мая
Людмила ИВАНОВА
Елена КУЗНЕЦОВА

В семье Фроловых родились пятеро детей, и Семен Федорович был среди них единственным сыном. Но когда пришла война, под ружье встали сразу трое: он и две его сестры – Таисия и Наталья. Первая служила прожектористом, вылавливая зорким лучом немецкие бомбардировщики над Узловой и Сталиногорском. Вторая стала военным фельдшером и спасала солдат под Сталинградом и Курском. А нашего героя поначалу признали непригодным к строевой. И была тому веская причина…

Страшное эхо
Когда началась война, Семену Фролову едва исполнилось семнадцать. Фрицы объявились в его родной деревне Акулинино по осени. Сперва половили всех кур и бурно отметили свое быстрое продвижение к Москве. Однако вскоре их погнали от столицы поганой метлой, и уже отступая, они вновь оказались в деревеньке под Тулой и, кипя от злости, выжгли огнеметами все дома, в которых оставались бабы и детишки.
Всем, кто уцелел, пришлось ютиться в колхозном гараже, между сеялками и боронами, ведь трактора с мужиками еще летом отправили на фронт.
После того, как деревню освободили, в округе осталась масса уцелевшего и искореженного оружия. Парни и мальчишки шныряли по лощинам и окопам, собирали винтовки и патроны. Вот и Семен умудрился поднять запал от гранаты и очнулся с поврежденной рукой: взрыв прогремел мгновенно.
Лечили парня в Туле и, судя по тому, что до ампутации не дошло, делали это отлично. А все оттого, что врачам хватало печального опыта. Пока шли бои, в местные госпитали везли с фронтов. Но подрывов хватало и в мирной жизни – эхо вой­ны еще долго витало над непоседливыми мальчишками да над бабами, что пахали землю в полях…

Под ветром выли трубы и дети
Семен Федорович, залечив свои раны, ушел по повестке в апреле 1943 года. Его зачислили в 500-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон, сформированный для обороны на ближних и дальних подступах к Москве. На вооружении красноармейцев были орудия и минометы, пулеметы и противотанковые ружья. Когда угроза миновала, воинское соединение пошло за передовыми частями.
– Через год на базе таких батальонов были сформированы стрелковые полки, и наш получил номер 186, – говорит фронтовик. – Было это под Луцком, на Украине, а служил я командиром 45-миллиметрового орудия.
Воспоминания о бедах, которые причинили фашисты нашей земле, заставляют ветерана смахнуть слезу: часто шли через разоренные деревни, где от деревянных домов остались только печные остовы и высокие трубы, завывающие под ветром.
А вместе с ними плакали местные жители – старики и дети вылезали из землянок и погребов, встречали солдат и… ругали за то, что оставили свой народ на фашистское поругание. Но и в ноги – тоже кланялись.
– А шли солдаты большой колонной – белорусы, украинцы, татары, узбеки. И не было между нами никакой разницы. К примеру, было нас в клети у пушки пять человек. И все разных на­цио­наль­ностей. И если вражий снаряд попадет – то разбирать не будет по народам и народностям…

Война после победы
В августе 1944 года Семен Федорович и его однополчане вышли к широкой Висле. Форсировали ее на лодках и плотах. Потом освободили город Сандомир и захватили плацдарм на левом берегу.
– В это время полк нес большие потери. Не хватало людей и техники. С нетерпением ждали пополнения. И оно пришло. Из Западной Украины. Часть солдат оказалась необученной, другие просто ходили по расположению, повесив на шею карабины, третьи себе простреливали руки: победа уже была не за горами, никто не хотел умирать, но вели себя вызывающе только эти мужчины, – рассказывает наш собеседник, которому в то время было 19 лет…
А в декабре с Сандомирского плацдарма началось наступление войск 1-го Украинского фронта. В ходе него была открыта граница Германии. В боях за город-крепость Глогау Семена Федоровича ранило в поясницу. Перебив ремень и хлястик, осколок впился в тело. Парня подлечили и снова отправили в бой. В марте он вместе с друзьями уже форсировал Одер, в конце апреля – речку Нейсе, которая стала современной границей между Германией и Польшей.
…Полк стоял у самого Берлина, когда его развернули и перебросили в Прагу. Ранним утром 9 мая 1945 года началось освобождение столицы Чехословакии. Командовавший войсками 1-го Украинского фронта маршал Конев отдал приказ – город не бомбить. В итоге в уличных боях полегли еще 12 тысячи советских солдат и было ранено 40 тысяч. Но к исходу дня от нацистской оккупации освободили и Прагу.
Однако на этом бои не закончились. До 14 мая красноармейцы вступали в противостояние с остатками немецких войск и власовцами, воевавшими на стороне Третьего рейха…

Долгий путь на родину
Только в июне наш герой и его друзья отправились на родину. Ехали не с пустыми руками – гнали лошадей: одну запрягали в повозку, две бежали по бокам, а четвертая – сзади.
Долгий путь пролегал через Чехословакию и Польшу на Украину. Встречали солдат местные жители, чтобы разобрать коней для народного хозяйства.
И лишь потом началась демобилизация. Сначала отпустили старших по возрасту, потом отправили тех, кто родом из-за Урала. Но и тут радость победителей сплеталась с горем: бандеровцы пустили под откос первый же эшелон с ребятами-сибиряками. После этого каждый поезд сопровождал вооруженный батальон, а окна и двери вагонов были открыты на случай атаки.
Директор скучать не дает
Семен Федорович получил на вой­не медаль «За отвагу», орден Красной Звезды и орден Отечественной войны. С ними на груди он и вернулся в Акулинино 5 ноября – как раз к празднику Октябрьской революции. К тому времени обе его сестры уже пришли с фронта: прожектористка Тая оказалась дома, как только освободили Тульскую землю, а фельдшер Наталья дошла до Венгрии, познакомилась там с будущим мужем и после победы вместе с ним уехала в Москву.
Пока сын и дочки воевали с немцами, отец и односельчане, как смогли, отстроили дома, сожженные немцами.
Наш герой долгие годы работал в колхозе, потом трудился на шатской станции «Подземгаз». Да и сейчас, на 94-м году, не сидит без дела. Пока мы беседуем с ветераном на просторной веранде старого дома и рассматриваем фотографии военных лет, под окошком ведут деловую беседу пестрые куры, а на кухню периодически заходит кошка по имени Директор, прозванная так за желание контролировать любое событие на подведомственной территории.
Это хозяйство не дает расслабиться.  
Впрочем, ветеран войны воспитал отличных детей и внуков, которые навещают его с удовольствием. А потому скучать ему просто не приходится. Ну а душа седого фронтовика болит об одном: был бы мир на земле…
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий