Рекламный баннер.

Общество

09:00, 21 ноября 2014

Заглянуть за беду

Заглянуть за беду
 Людмила ИВАНОВА

Любить – значит жалеть? Ничего подобного! Иногда именно отсутствие жалости и послаблений помогает сохранить не только любовь, но и жизнь. Наша сегодняшняя история – тому подтверждение.

«Я родился по весне в поле у дороги, где качались, как во сне, травы-недотроги…» Эта строка из стихотворения Евгения Анатольевича Александрова автобио­графична. Он и вправду родился по дороге из своей маленькой деревушки в районную больницу.
– Так здорово птицы в то утро пели и такая красотища кругом буйствовала, что, наверное, не хотел даже лишнюю секундочку в чреве матери проводить, – делится мой собеседник.
Характер мальчугану достался отцовский: тот не гнушался никакой работы, жил по принципу «нужно – значит сделаем», мог и буренку подоить, и каравай испечь. Слов на ветер не бросал, а начатое всегда доводил до конца.

Отцовские гены
Когда началась война, Жене было два года. Летом 1941-го немцы спалили брянскую деревушку дотла. Отец собрал тогда все свое богатство – детей, жену, тещу, племянника – и вырыл большую землянку недалеко от леса. Никто из односельчан даже не предполагал, что живут в ней не восемь человек, а тринадцать. Кроме большого семейства до самого освобождения Брянска там «квартировали» еще и пятеро красноармейцев – диверсантов-подрывников. Отца на войну не забрали из-за увечья, и он радовался, что хоть так – выручая «постояльцев», помогает фронту. Получается, с самого детства Евгений учился у отца стойкости и непокорности.
Отцовские гены помогали Евгению не раз. В конце 50-х годов учащиеся местной профтехшколы собрались на целину. И все бы ничего, да решение приняли аккурат перед выпускными экзаменами. Директор вызвал студентов «на ковер». После строгого внушения от «крамольной» идеи не отказались только Анатолий с приятелем. В итоге директор разрешил им сдать экзамены досрочно, а потом долго жал руки: «Молодцы, умеете стоять на своем!»

Любовь
по переписке

Вернувшись с целины, Евгений устроился в артель столяром-краснодеревщиком. В свободное время ходил на каток, занимался спортом, участвовал в самодеятельности. Там и познакомился с красавицей-гим­наст­кой Лилей.
Безупречная внешность этой девушки дополнялась бойким нравом, решительностью и целеустремленностью, а всего этого и Евгению было не занимать. Родственные души сразу прикипели друг к другу, а вот официально оформили свои отношения только через четыре года. Евгений к тому времени уже отслужил срочную службу и поступил в военное училище в Орджоникидзе. А Лилия завербовалась поваром в... Польшу.
Приехав как-то в отпуск, влюбленные расписались, а потом… снова разъехались «к местам постоянной дислокации». «Только письма мои издалека на свиданье к тебе спешат», – писал в то время в своих стихах Евгений. И это было правдой. Вместе молодые стали жить, только когда парень получил звание лейтенанта.

Ни дня без дела
Тула, Вологда, Карелия – куда бы ни забрасывала судьба Александровых, Лилия везде – не под стать другим офицерским женам – стремилась без дела не сидеть. Кассир, бухгалтер, завмаг, завстоловой – она работы не боялась, за любое дело бралась с душой, тому же учила и двоих сыновей. А речка жизни текла по своему, только ей ведомому руслу – и пороги были обрывистые, и заводи тихие. И приближался медленно, но верно самый крутой поворот.

У беды
глаза незрячие

Когда Евгений Анатольевич вышел на пенсию, Александровы перебрались в Тулу – они влюбились в наш город, еще когда муж служил в дивизии. Жена устроилась на машзавод, а глава семейства успел и инкассатором поработать, и преподавателем в училище, пока наконец не обрел занятие по душе – художником-оформителем в Доме культуры. Здесь оказались востребованными его специальность краснодеревщика и недюжинные художественные способности.
Дети к тому времени подросли, определились. Вечные переезды семье уже не угрожали. Жизнь вошла в твердую колею. Но именно в это время постучалась в дверь Александровых страшная беда. У Евгения Анатольевича обнаружили глаукому. Пока ждал операции, окончательно ослеп на один глаз. Начал спасать второй – потерял и его.

Пожалеть
равно убить

Специалисты знают не понаслышке, что люди, потерявшие зрение в зрелом возрасте, труднее всего адаптируются к жизни. Ведь, кроме прочего, в их душах поселяется вселенская тоска по утраченному достоянию, о котором даже не подозревают слепые с рождения! Чувство беспомощности перемежается с боязнью стать обузой для родственников. Нередкий удел таких больных – интернат, дом престарелых....
Но Евгений Анатольевич не из их числа. Вот уже 13 лет он борется со своим недугом. А ведь поначалу буквально жить учился заново – на ощупь.
– Моему мужу достался бойцовский характер, – признается Лилия Валентиновна, – поэтому, когда случилась беда, я заставила себя... не жалеть его и не делать никаких поблажек. Это было бы слишком унизительно для него. В жизни, как и в спорте, успеха добивается только тот, кто не щадит себя.

Светлое
будущее

Во многом благодаря жене окончательно ослепший Евгений не упал духом. Та до сих пор не расстается с физкультурой, и он по часу в день занимается с гантелями. А еще – чистит картошку, паяет. Услугами электриков и сантехников в квартире Александровых не пользуются – глава семьи чинит все сам! «В доме есть мужчина!» – подзадоривает его любящая жена. И супруг чувствует свою значимость и полноценность.
Лечащий врач всячески подбадривает – рассказывает о достижен­иях медицины в борьбе с глазными болезнями.
– В Японии мой недуг уже успешно лечат. Есть наработки и в других странах, – делится Евгений Анатольевич. – Поэтому я не теряю надежды поправить зрение. И верю, что за темной пеленой меня ждет настоящее – светлое – будущее!
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему

На эту же тему