Общество

09:00, 22 мая 2015

Земля в металлических стаканах

Земля в металлических стаканах
 Анастасия КАЛИНИНА

Однажды таксист, подвозивший меня в одну из деревень Киреевского района, с авторитетным видом махнул головой в сторону муравьиных кочек, торчащих вдоль дороги.


– Знаешь, что это? – спросил шофер. И, не дожидаясь ответа, заявил: – Это стронций чернобыльский лезет! Период распада у него закончился, вот и лезет…
Эта история – отличная иллюстрация того, как мало известно людям, даже проживающим на территории радиоактивного загрязнения, об опасных веществах, их накоплении в почве и многом другом, что знать, по сути, им необходимо. Потому одна из целей обследования населенных пунктов Тульской области, находящихся в зоне загрязнения из-за аварии на Чернобыльской АЭС, – информирование населения о том, что, как и почему может угрожать их здоровью. Ну и, конечно, актуализация информации о заражении.
На этой неделе замеры проводились в Белевском районе. В село Астафьево с экспертной группой отправились корреспонденты «Тульских известий».

Землю, картошку, молоко – на анализы
Сотрудники Тульского центра по гидро­метеорологии, медик, представители гражданской обороны, местной власти и журналисты встретились в районной администрации. Вопросов было много: почему только в пяти белевских населенных пунктах из 120, входящих в зону заражения, берут анализы? Сколько времени зай­мет исследование? Можно ли оптимизировать маршрут?
Руководитель «экспедиции» Сергей Астапов педантично поясняет, что населенные пункты обследуются лишь те, которые вошли в список проекта постановления Правительства РФ как кандидаты на отмену чернобыльских льгот (кстати, во многом благодаря стараниям губернатора Владимира Груздева и областной Думы в первоначальном виде постановление не было принято). В Белевском районе таких всего лишь пять – радиационный фон в них не очень сильный по сравнению с прочими зараженными селами и деревнями области.
Забор анализов занимает довольно много времени – в каждом населенном пункте берут минимум 10 проб земли, максимально равномерно распределенных по исследуемой территории. Фиксирование полученных данных и оформление документов – тоже дело не на пять минут, так что больше двух точек в день вряд ли удастся осмотреть. Менять уже обозначенный маршрут нельзя: жители извещены о дате заранее, кто-то наверняка захочет принять участие в замерах и проконтролировать все лично. Только при таком условии экспертиза может считаться независимой.
…Дорога до первого на сегодня населенного пункта занимает полчаса. Делегацию встречает представитель деревни Лилия Гордеева. Она уже подготовила молоко в пластиковых бутылках – по одному образцу от каждой дойной коровы. Тут же в пакете картофель – он представляет интерес для Галины Савиновой, помощника врача филиала центра гигиены и эпидемиологии Тульской области в городе Суворове.
Пока специалист оформляет необходимые документы, Лилия Михайловна рассказывает, что в Астафьеве живут около 218 человек – в основном пожилые люди. Но есть и молодежь, и дети – их возят на автобусе в соседнюю школу.
– Конечно, заболеваемость после аварии на Чернобыльской АЭС у нас выросла в разы. Много жителей имеют проблемы со щитовидной железой, несколько человек умерли от рака, многие стоят на диспансерном учете у врачей различного профиля. Для всех выплаты очень важны, ведь работы серьезной и хорошо оплачиваемой у большинства из нас нет, – признается Гордеева.

Три уровня проверки
Прямо посередине деревни, в березовой посадке, представители Гидромета делают замеры. Два результата будут видны сразу – измерение гамма-фона дозиметром на уровне одного метра от земли и непосредственно на почве.
Еще одна операция – забор грунта с глубины 30 сантиметров, в нем ищут следы цезия-137, основного чернобыльского радионуклида-загрязнителя. Работают специалисты втроем – один уточняет географические координаты замера по спутнику, второй меряет и записывает данные, третий «работает руками» – забивает в землю металлический стакан тяжеленной кувалдой.
– Обычно мы начинаем замеры рядом с важными социальными объектами: школой, детским садом, почтой или магазином. Поскольку ничего этого в деревне нет, будем просто равномерно исследовать, – поясняет Сергей Астапов, начальник Тульского центра по гидрометеорологии.
Кстати, по наблюдениям исследовательской бригады, самые высокие показатели за период замеров были зарегистрированы в селе Долгое, недалеко от Донского, – там возле одной из школ дозиметр показал 27 микрорентген в час.
…Движение в сельской посадке привлекает внимание сначала дружелюбного дворового пса по кличке Лорд, а затем его хозяйки. Надежда Балобанова не очень доверяет специалистам, но принять участие в замерах соглашается: отводит их к себе во двор, а потом просит доехать «до самой верхушки холма» – мол, там наверняка грязнее всего. Дозиметр подтверждает слова жительницы – возле развалин фермы он показывает 21 микрорентген в час.

Работы на месяцы вперед
Постепенно прибившиеся к экспертам любопытствующие отсеиваются – ничего интересного, на взгляд обывателей, не происходит. Специалисты все так же методично фиксируют цифры, вбивают стакан в землю, вытряхивают почву в маркированные пакеты. Вот уехала удовлетворившая интерес корреспондент из районной газеты, местные жители потихоньку расходятся по домам. Но работы продолжаются в прежнем размеренном темпе с невероятной скрупулезностью.
Всего за период исследования в Тульской области проверят более 80 населенных пунктов, будет взято свыше 900 образцов и столько же замеров. К моменту выхода номера уже обследованы город Донской, Плавский, Богородицкий, Тепло-Огаревский, Воловский, Арсеньевский, Одоевский, Узловский, Ефремовский, Белевский и Киреевский районы. Со следующей недели начнется забор проб в Новомосковске. А результаты станут известны осенью.

Фоторепортаж Андрея Лыженкова
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий