Общество

00:00, 27 мая 2017

Жизнь на экране

Жизнь на экране
Андрей ЖИЗЛОВ
Елена КУЗНЕЦОВА

Шестьдесят лет исполняется в этом году тульскому телевидению. В калейдоскопе его истории – сотни лиц, событий, технических новшеств. Сменилась за эти годы и прописка областного ТВ – сейчас оно вещает из Тулы, а начиналась его история в Новомосковске.

В 50-е годы комбинатом «Мос­квоуголь», центром которого был Сталиногорск (так тогда назывался город), руководил Дмитрий Оника – человек, который думал не только о производительности труда, но и о людях, которые каждый день добывают для Родины уголек. Многое сделал он для того, чтобы сталиногорцам жилось лучше, а создание телецентра и вовсе принадлежало к разряду чудес. Тогда свои студии были только в Москве и Ленинграде – а тут даже не областной, а районный центр! Но Оника доказал столичным властям, что шахтеры и химики заслуживают не только читать газеты и слушать радио, но и смотреть телепередачи. В результате в Сталиногорске построили телецентр с вышкой, к которому протянулась радиорелейная линия из Москвы, а 1 января 1957 года в эфир вышла первая передача – концерт артистов московской и ленинградской эстрады.
Среди первых сотрудников телецентра была диктор Алла Воробьева.
– Поначалу здесь работали три человека. Первый – его руководитель Валентин Шепелюк, в ту пору редактор «Сталиногорской правды». Второй – Валентин Воробьев, который был и контролером передач, и оператором, и художником. Третий сотрудник – бухгалтер. А первым диктором стала Нина Сигизмундовна Урбанская – ее заприметили в художественной самодеятельности: она читала стихи в ДК на Гипсовом.
Тогда в арсенале телецентра была всего одна камера. На экране появлялась заставка «Показывает Сталиногорск», звучала музыка – марш композитора Вадима Людвиковского, и диктор на экране произносила: «Здравствуйте, дорогие товарищи! Сталиногорская студия телевидения начинает свою передачу». Когда Алла Александровна проговаривает эти слова, понимаешь, почему ее взяли на телевидение. Годы нисколько не изменили голос.
– Конечно, тогда телевидение было мало похоже на современное, – говорит она. – Киносъемок поначалу вообще не было – брали фотоаппарат «Зоркий», садились на полуторку и ехали, а затем показывали в эфире фотографии с текстом под них.
Наша собеседница пришла на телевидение в том же 1957 году.
– Я окончила школу, хотела стать врачом, поступила в мед­училище. А наша соседка работала киномехаником и как-то сказала моей маме: «Почему бы вашей дочке не попробовать пройти конкурс на диктора?» После 1 сентября мы поехали в колхоз от училища, и оттуда вместе с мамой отправились на конкурс. Участвовали в нем 24 девушки, и, наверное, среди них только я знала, кто такой диктор. Тогда телевизоры имел далеко не каждый, а у нас в доме был «Ленинград-Т2» с радиоприемником и линзой, и я знала уже Анну Шилову, Валентину Леонтьеву, Нину Кондратову. И, слушая их, ловила себя на мысли: «А вот здесь я сказала бы иначе».
Сейчас дикторов на телевидении уже нет, а тогда, да и на протяжении всей советской эпохи они были лицом ТВ. Оттого и требования предъявлялись высокие.
– Диктор связывал тех, кто находился перед телеэкраном, с теми, кто остается за кадром: операторами, редакторами, сценаристами, осветителями, – говорит Алла Александровна. – К тому же тогда, если человек на экране говорил «творОг», значит, правильно именно так. В те времена был только прямой эфир, и нас, в отличие от современных ведущих, ограничивали его рамки. Был случай: показывали сельскохозяйственную передачу, и в одном из кадров теленок идет. Я, глядя на него, невольно улыбнулась – и мне потом сделали замечание. А сейчас часто встречаешь на экране нечеткую дикцию, неправильные ударения, логические акценты…
Смотришь на фотографии рисованных заставок Сталиногорского ТВ – и дивишься разнообразию передач: «Концерт мастеров искусств», «Кимовский угольный разрез», «По городам нашей области», «Спортивная передача», «Боевые дела тульских комсомольцев»… Экран стал окном, в котором можно было увидеть всю нашу область.
Алла Воробьева могла стать диктором всесоюзного масштаба – поступило приглашение на учебу в Москву. В столице девушка познакомилась с Ольгой Высоцкой, которая вела передачи на радио и первые телепередачи для женщин. Но в ту пору Алла уже была замужем – и семью на карьеру не поменяла.
– Нас узнавали, присылали письма, и это, разумеется, льстило, – вспоминает она. – Конечно, возникали и интриги… Телевидение не стало для меня делом всей жизни, но дало толчок профессиональной, творческой судьбе. К тому же здесь я познакомилась с мужем.
Валентин Алексеевич Воробьев был человеком с многогранным талантом. Его на телевидение тоже привела судьба: служил в училище военных летчиков, но все же чувствовал, что призвание – в другом. Наступила оттепель, он подал рапорт, а вскоре пришел с рисунками и карикатурами в редакцию «Сталиногорской правды». А затем стал одним из первых в Тульской области телевизионщиков.
– Он был из очень бедной деревенской семьи, но с детства любил рисовать, фотографировать… После школы решил поступать в художественное училище, но случился призыв – и он пошел в летчики, окончил учебу с отличием. А вскоре после того, как пришел на телевидение, почувствовал, что для дальнейшей работы не хватает знаний. В 1958 году окончил курсы операторов, а вскоре поступил в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии, где его наставником был Товстоногов. Однажды Воробьев в преддверии защиты курсового проекта оформил стенд карикатурами на преподавателей и студентов вуза, в том числе и на Товстоногова. Тот увидел и поинтересовался: кто автор? «Воробьев из Тулы», – ответили ему. Товстоногов зачел этот стенд за курсовую работу.
Валентин Алексеевич привнес многое в работу тульского ТВ, создавая его славу. Однажды в Волгограде проводился телефестиваль, приехало много делегаций из регионов. Туляки подготовили 20-минутный фильм без слов: только музыка и кадры, которые запечатлели работу наших мастеров – от оружейников до самоварщиков – за последние два века. Уставший от череды похожих друг на друга фильмов зал гудел и почти не обращал внимания на экран. Воробьев ждал провала. И вдруг, когда начали показывать тульскую ленту, люди замерли. Фильм кончился, с места поднялся генерал. «Вы поняли, почему мы войну выиграли? – сказал он. – Потому, что наш народ настолько талантлив…» Воробьеву вручили главный приз – копию меча английского короля Георга IV, который он подарил непокорившемуся Сталинграду. «Дали не мне – Туле», – подчеркивал режиссер.
Была в его творческой биографии и Олимпиада-80, на которой он занимался трансляциями велоспорта на шоссе – очень сложного вида, который у нас в то время толком не умели показывать. Он постоянно учился, совершенствовался – до последних лет жизни.
Их с Аллой Александровной сын ­Сергей Воробьев тоже пошел по телевизионной стезе – стал известным оператором, до недавнего времени работал в ГТРК «Тула».
– У него, как и у отца, есть сильное творческое начало. К тому же он очень коммуникабелен, это всегда помогает в деле, – говорит Алла Воробьева. – А я вот уже 22 года возглавляю совет ветеранов новомосковского «Азота». После телевидения я пришла на работу в ДК химиков, организовывала мероприятия, была и ре­жис­се­ром-по­ста­нов­щи­ком, и сценаристом, и звукооператором, и осветителем, и, конечно, ведущей – и именно в этом амплуа меня знают. Но начиналось все с нашей телестудии. Было ли это случайностью? Я думаю, нет – это судьба направляет нас к своему призванию.
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий