Рекламный баннер.

Общество

09:00, 08 ноября 2013

Зритель, почему ты такой?

Зритель, почему ты такой?
ТЮЗ – это воспоминание из детства. Мы с мамой наряжаемся и спешим выйти из дома, чтобы прийти в театр задолго до начала спектакля, погулять по фойе, проникнуться особой атмосферой обители муз. С первым звонком заходим в зал, занимаем места. Я разглядываю сцену, а потом поднимаю глаза на большую, похожую на торт люстру и с нетерпением жду, когда она погаснет и начнется волшебство…

С тех пор прошло много лет. На пятилетие дочери я купила билеты в ТЮЗ и сама с огромным нетерпением ждала возвращения в мир детских фантазий. В назначенный день мы переступили порог театра, осмотрели фойе и вошли в зал. Изучили забавные декорации к спектаклю, нашли взглядами сверкающую и по-прежнему похожую на торт люстру… Но внезапно окружающий мир грубо вывел меня из состояния радостного предвкушения.

Прямо позади нас на сиденьях расположились две мамочки с дочками. Куда больше веселых декораций девочек занимал… попкорн. Они открыли пакетики и наперебой принялись шуршать и хрустеть. Я в душе понадеялась, что мамы сейчас предупредят их: когда начнется представление, еду нужно будет убрать. Однако тут одна из женщин громко посетовала, что ужасно скучает во всех этих цирках-театрах, а вторая, поддакнув, извлекла из сумки булку с колбасой и принялась ее уплетать, источая соответствующие запахи.

Я пожалела, что в первый театральный выход дочери нам достались такие невоспитанные соседи, но делать было нечего – оставалось рассчитывать, что запасы провианта у них не бесконечны. Тем временем люстра стала гаснуть и на сцене появились два смешных мучителя кота Леопольда – Серый и Белый. Мышата показались из норок и завели веселую песню. Зрители… стали занимать места. Нет, серьезно: не хлопали и не приветствовали артистов, а наконец очнулись, что пора бы усесться. Вот только в темноте обнаружить нужное кресло оказалось непросто, и процесс занял некоторое время.

Пока несчастный кот умолял мышей позволить ему спокойно отпраздновать день рождения, а те изобретали все новые проказы, сидевшие впереди школьники активно работали челюстями, перемалывая тот же пресловутый поп-корн. В конце концов кукуруза закончилась, и мальчишки, естественно, захотели пить. Один из них извлек откуда-то полуторалитровую бутылку газировки подозрительно зеленого цвета, и на переднем ряду завязалась легкая борьба.

Пятнистый доктор-далматин внушал коту, что нельзя быть таким добрым. Зал продолжал хрустеть пакетами и побулькивать водой. Через какое-то время наевшиеся и напившиеся юные зрители захотели в туалет. Публика пришла в движение. Мне стало стыдно…

Апофеоз этого абсурда в театре случился в конце антракта, когда в зал зашла женщина, очевидно, преподаватель, приехавшая с группой детей. В руках у нее было неисчислимое количество пакетиков с поп-корном – на всех подопечных. Ребятня радостно захрустела, кот Леопольд весело выбежал на сцену, мне захотелось провалиться сквозь пол.

Надо отдать должное артистам: им все же удалось привлечь к себе внимание непредсказуемой аудитории. Дети громко подсказывали коту, что его внезапные гости на самом деле мыши, с удовольствием играли с Леопольдом в подаренный ему мяч и протягивали руки, желая прикоснуться к главному герою. И мне подумалось, что маленькие зрители во все времена одинаковые. Им важно все, что происходит вокруг, они умудряются видеть и запоминать множество вещей, на что уже не способен перегруженный заботами взрослый мозг. Но они ведут себя так, как показываем им мы – мамы, папы, учителя. И если мы поглощаем ужин, уставясь в телевизор, и покупаем ведро кукурузы, прежде чем войти в кинозал, даже когда собираемся смотреть не развлекательную комедию, а серьезный фильм о войне, то почему они должны быть другими?

…Кот и мыши все же решили жить дружно и, взявшись за руки, вышли на поклон к зрителям. Мамы и бабушки поспешили вскочить с мест в надежде первыми занять очередь в гардероб. Похожая на торт люстра снова засияла огнями и осветила усыпанный кукурузой и чипсами синий ковер и валяющееся у стены надкусанное яблоко.

P. S. Мне бы хотелось от лица зрителей попросить прощения у артистов и работников ТЮЗа за наше поведение. Но с этим надо что-то делать. Может, стоит начать с того, чтобы установить более строгие правила? Ведь во многих театрах вход с едой и напитками в зал запрещен, и это воспринимается совершенно нормально. Быть хорошим зрителем – это своего рода умение, и его надо воспитывать.

Елена КОЛОБАЕВА
0 комментариев
, чтобы оставить комментарий

Ранее на тему